Написала ли председатель Фрунзенского районного суда Викторова приговор за взятку?

Ивановское правосудие в очередной раз предстало во всей своей красе.

Обобщение по поводу частного случая и отдельного судьи до понятия «правосудие» нельзя считать некорректным именно по причине того, что речь идет о судьях. Судейское сообщество одно из самых закрытых, самых защищенных, материально обеспеченных и морально вознаграждаемых. Это – элита, в сравнение с которой не идет никакая другая прослойка или общность российского государства. Судейское сообщество фактически самостоятельно, независимо ни от кого, решает, кому быть судьей, а кому не быть. Поэтому все они отвечают за каждого и, зачастую, бывают очень щепетильны. К тому же, в развитие темы обобщений, следует сказать, что речь пойдет не о рядовом молодом судье, а о многоопытном председателе Фрунзенского районного суда – Валентине Викторовой.

27 августа в «Курсиве» была опубликована статья «Самоуправство со смертью». Повторять сюжет нет смысла, напомню лишь, что два члена полукриминальных ивановских группировок были приговорены «за самоуправство» к лишению свободы. В ходе предварительного следствия чуть ли не в открытую говорилось о неких ста тысячах долларов – «за условный приговор». Условного так и не вышло, дали подсудимым реальные три и три с половиной года (хотя был до смерти забит человек). Правосудие восторжествовало, зло было наказано, а правоохранительная система (в самом широком смысле этого слова) оказала достойное сопротивление попыткам криминала систему эту подкупить. Но случился конфуз, то есть, по сути, самый натуральный скандал, которого ивановская судебная власть еще в своей истории не знала.

Александр Павлов, получив свои три с половиной года, будет сидеть, и здесь ни у кого никаких вопросов нет. Вопросы возникают по второму осужденному — Виктору Пономареву, младшему брату Владимира Пономарева – удачливого бизнесмена, владельца, среди прочего, гостиничного комплекса «Вечный странник». Братья, как известно, в ссоре.

Судя по всему, именно со стороны Виктора, в основном, и шли туманные намеки на материальное вспомоществование в случае его выхода на свободу. Однако судья Викторова приговорила его к трем годам реального лишения свободы. Казалось бы, тема закрыта.

Сразу никто ничего не понял: ну, посадила и посадила судья двух авторитетов. Мало, конечно, за покойника, но все-таки. Однако, Пономарев-младший однозначно подпадает под действие амнистии, объявленной Государственной думой в 2000 году «в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной Войне 1941–1945 годов». Преступление было совершено в апреле 2000 года, до вступления в силу акта амнистии. Амнистия, в том числе, гласит: «По уголовным делам о преступлениях, за которые предусмотрено наказание свыше трех лет лишения свободы и которые совершены до вступления в силу настоящего Постановления, суд, если признает необходимым назначить наказание до трех лет лишения свободы включительно, освобождает осужденных от наказания».

Все. По такому приговору Виктор Пономарев должен был быть освобожден из-под стражи прямо в зале суда. Но как бы выглядела Викторова, если бы она, на фоне освещения дела в прессе, слухов и домыслов об очень большой взятке, одиозности фигурантов уголовного дела и всего прочего, сопутствующего данному уголовного делу, взяла да отпустила подсудимого на свободу?..

Викторова не зря же лично взялась вести процесс. Наверное, именно с учетом всего вышесказанного и собственного богатого опыта. Председатель Фрунзенского районного суда не могла забыть про амнистию – просто по определению. Но зато, в свете политкорректного решения задачи выхода Виктора Пономарева на свободу, все получается очень хорошо. Судья «забыла» про амнистию – Пономарева реально сажают – приговор вступает в законную силу – накал страстей падает – Пономарев пишет жалобу, в которой напоминает судейскому сообществу об амнистии и, безусловно, выходит на свободу.

Но, судя по всему, все может получиться еще быстрее. Областная прокуратура, как орган, надзирающий за законностью, подала протест по формальному поводу – незаконный приговор по причине неприменения акта амнистии. В общем, по-любому, Виктор Пономарев вскоре должен выйти на свободу.

Что же касается председателя Фрунзенского районного суда Валентины Викторовой, то здесь возможны три варианта: либо она некомпетентна (во что верится с трудом и что дискредитирует судебную систему, пожалуй, даже больше, чем остальные два варианта), либо ее запугали, либо она получила те самые пресловутые сто тысяч долларов. Какой из этих трех вариантов любезнее сердцу читателя, пусть читатель и выбирает в качестве истины. Но любой из них ничего хорошего о нашем сообществе (и не только судейском) не говорит. А четвертого варианта, чтобы кого-то оправдать, у меня нет.