Деньги – они ж как вода. Часть вторая

Вот сказано же было, что воруют казенные деньги через МУП «Водоканал» . Много воруют. Русским языком сказано. Так ведь не поверили мне депутаты Ивановской городской думы. А поверили мэру Александру Грошеву, который объявил, что Рахманьков продался директору «Ивэнерго» и угнетает мэрию исключительно из корыстных побуждений. Тоже мне – аргумент. Нынче всякий дурак на продажность журналистов кивает, чуть что не по нему публикуется. Это очень удобно, но всегда не по существу. А депутаты варежки разинули – и давай руки за мэра поднимать, тарифными полномочиями наделять: валяй, батюшко, рули как левая пятка подсказывает. Теперь одна надежда – на прокуратуру. Может она зарубит депутатское бестолковое решение и прекратит водоканальский тыр.

Хотя каюсь, не стал я в первой публикации углубляться в подробности схемы увода директором «Водоканала» Александром Горшениным денег. Пожертвовал содержанием ради формы – есть у меня, увы, такой профессиональный недостаток. Придется искупить продолжением темы. Да к тому же скандалище вокруг «Водоканала», похоже, грядет грандиозный – первое послевыборное развлечение для ивановских журналистов. Грех участия не принять в полном объеме, грех не позабавить себя и драгоценного своего читателя.

Итак, искупление вины перед депутатами, оно же – продолжение статьи «Деньги – они ж как вода…», оно же – подробное описание схемы увода этих денег через МУП «Водоканал».

***

Не все российское природное богатство состоит из нефти и газа. Не знаю, как насчет воздуха, а вот общенародной водой тоже можно торговать с большой прибылью, что не на словах, а на деле доказал г-н Горшенин, изобретя оригинальный способ извлечения чистой прибыли из нечистой речки Уводь.

До 1966 года Иваново пило воду исключительно из этой речки. Несоответствие величин города и реки уже давным-давно было большой проблемой, и вот в 66-ом построили канал Волга-Уводь в 78 километров длиной. Дерьмовый, надо заметить, проект, потому что слишком затратное это дело – перекачивать воду по каналу. Треть ее по пути рассасывается. Лучше бы трубы проложили. Но в те светлые социалистические времена денег не считали, что и сослужило нынешнему Горшенину хорошую службу.

Он говорит: вот канал, вот насосная станция на Волге, вот плотина на Уводьстрое. Все это надо содержать в достойном виде, а то Иваново без воды останется. Следовательно, цена содержания должна входить в тарифы на водопроводную воду и на техническую воду, которую черпают из Уводи промпредприятия. Казалось бы – вполне логично.

Но вся фишка заключается в том, что канал на самом деле не работает. И именно в этом состоит основополагающее изобретение Горшенина. Грибники и туристы, бывающие возле канала, не дадут соврать – стоячая вода. «Вам по это самое, ну, по пояс будет», как в кинофильме «А зори здесь тихие» говаривал командир женского взвода своим бойцам.

Ведь Горшенин, надо думать, изначально как рассуждал: вот, блин, коммунисты-идиоты прорыли яму методом ударной комсомольской стройки, а воды-то один черт негусто по этой яме льется. Да к тому же кустами все заросло. А все равно вроде бы никто не помирает. И с 2000-ого года канал фактически перестает использоваться. Вместо двух (а то и трех) положенных насосов воду качает только один и совсем не постоянно: за три последних года в общей сложности полтора года и этот один насос не работал.

Но стоимость содержания канала, как вы понимаете, закладывается в тарифы по полной программе. И депутаты гордумы только что в очередной раз узаконили это безобразие. Я уж не говорю о том, что на самом деле по всем российским законам выходит – канал должен содержаться не за счет тарифов, а за счет водного налога, который платят промпредприятия: 60 процентов – в областной бюджет, 40 процентов – в федеральный. Но область резонно не собирается финансировать канал, пока тот муниципальный. А мэрия, видите ли, впилась в канал, как младенец в титьку. Ясное дело – жалко упускать способ выжимания денег из воды (или все-таки из воздуха?).

Однако в городской водопровод воду подавать нужно. А без канала, каким бы плохим он ни был, это делать затруднительно. Тогда Горшенин (между прочим, заслуженный коммунальщик страны), делает такую хитрую штучку. Чуть ниже Уводьской плотины, на территории водопроводной станции №1 (Авдотьино), обнесенной глухим заборчиком и потому огражденной от лишнего внимания, Горшенин перегораживает русло реки еще одной – самопальной и совсем беспроектной плотинкой. Она представляет из себя песчаную насыпь с тремя трубами метрового диаметра. Получается этакое собственное горшенинское водохранилище. Которое и обеспечивает на самом деле наполняемость ивановского водопровода.

Ниже плотинки воды уже почти совсем нет. И именно поэтому в городе Уводь – уткам по колено, именно поэтому от реки такая вонь, именно поэтому зарастают илом впадающие в и так жидкую реку ручейки, именно поэтому происходит подтопление Иванова грунтовыми водами, именно поэтому через пару лет вода в реке кончится совсем и наступит для города экологический кряк. Утки-то улетят, а народу куда лететь?

И когда я слышу, как Грошев говорит, что собирается чистить и обустраивать Уводь между Пушкинским и Соковским мостами, у меня случается приступ водянки. Право, лучше бы он почистил речку в районе водопроводной станции №1. А когда я слышу, как владимирцы жалуются, что мы ихнюю Клязьму (и, соответственно, ихний водопровод) совсем засрали своей Уводью, я их очень хорошо понимаю – у них тоже приступы водянки.

Существует такой «Водный кодекс» Российской Федерации, в котором, в свою очередь, существует такая статья, которая не велит вычерпывать из рек больше того количества воды (так называемый водоохранный сток), что необходим реке для ее безболезненной речной жизни. Так вот, Грошев с Горшениным плюют на эту статью с момента избрания Грошева мэром. И за одно за это обоим пора в тюрьму. Тем более что самопальная плотинка при сильном паводке весной или резком понижении температуры зимой неминуемо приведет к затоплению водозабора водопроводной станции, и город окажется вообще без водопровода.

***

Как уже было показано, ивановцы имеют в оплачиваемых ими тарифах незаконно втиснутую туда часть на содержание гидротехнических сооружений. Но ведь тарифы бывают разные. Есть тариф на чистую водопроводную воду. И есть тариф на техническую воду, которую предприятия сосут прямо из речки для своих нужд. Прежде всего, это «Ивэнерго». Так вот: содержание канала Волга-Уводь есть и в том, и в другом тарифе. Иначе говоря, «Водоканал» продает дважды одну и ту же воду. Да нет, трижды, если иметь в виду, что канал-то не работает, а электроэнергия, потребляемая якобы действующими насосами (в сущности – половина всех затрат на канал), включена в тарифы. Во, блин, круговорот воды в ивановском «Водоканале». А кто-то из мудрых древних китайцев утверждал, что нельзя в одну реку войти дважды. Чушь это…

Добавьте сюда заложенные в те же тарифы так называемые «потери воды». Это специально для депутатов, голосующих поспешно, не вникнув в тему (половину сметы гордумы за декабрь – Рахманькову, за исполнение чужих обязанностей). Погрузившись не так уж и глубоко в водоканальские бумаги можно легко увидеть, что потери воды из водопровода (дырявые трубы и незаконные врезки) составляют треть всего этого водопровода. Имеется в виду бумажная теория «Водоканала». В сущности – тот же самый прием, что и с вроде бы работающим каналом Волга-Уводь. Да, трубы дырявые. Ну так и вваливай в тарифы этих дыр – по самое не могу. Все на разруху спишется. Вот и довваливали до целой трети. А депутаты как будто в другом мире живут, натуральная матрица. Да если бы треть воды действительно из водопровода утекало, Иваново давно бы стало среднерусской Венецией, мэрия – дворцом дожей, а таксисты желтого такси – гондольерами. Тут даже не нужно особенно корпеть над бумагами, достаточно просто слегка напрячь воображение и мысленно переместить треть Уводьского водохранилища на улицы Иванова.

Нет, бумажная теория «Водоканала» – это воровская теория. Применяемая на практике. Даже если предполагать, что незаконных врезок в городские водопроводные трубы не меньше, чем врезок в чеченские нефтепроводы. Тем более – с какого это перепуга «Водоканал» вешает «потери воды» на потребителя, а не на собственные убытки? Где начальник антимонопольного комитета? Говорят, в родственниках у Горшенина.

***

Ну вот, от всех этих махинаций на выходе «Водоканал» имеет в год не менее 250 млн. руб. так называемой «нераспределенной прибыли». Почему бы не почистить канал Волга-Уводь? Нет, не чистят канал. Большая (ударение на первом слоге) часть денег, по нашим сведениям, прокручивается через конторы, контролируемые Грошевым, например, через торговый центр «Серебряный город» с тем, чтобы со временем стать предвыборной кассой Александра Горшенина, нацелившегося в мэры города. И, конечно, на безбедную старость мэру нынешнему.