Рак свистнул

Газета «Иваново Пресс» объявила, что начинает журналистские расследования «посвященные тайнам теневой экономики Ивановской области», и запупырила в номере от 29 января статью «Текстильные метастазы», назвав холдинг «Яковлевский» одной из метастазин.

Начать публиковать журналистские расследования очень похвально, хотя непонятно, чем газета занималась все годы своего существования до «Метастазов». Но дело не в этом, а в том, что вместе с публикацией появился повод провести журналистское расследование о журналистском расследовании, т. к. «ИП» содержится на деньги известного предпринимателя Дмитрия Сиганова, который контролирует не такой крупный, как «Яковлевский» (Самойловский комбинат, «Гатекс», фабрика им. Шагова, «Родники-Текстиль», небольшие пакеты других предприятий), но тоже текстильный холдинг «Группа «Роско» («Новая вичугская мануфактура», «Красный Октябрь», «Красный Профинтерн»). Таким образом, один холдинг наехал на другой, причем, апеллируя к губернатору, открытым текстом заявляя, что главе области стоило бы разобраться с «Яковлевским» и его генеральным директором Юрием Яблоковым. Абсолютно очевидно, что Сиганов начал войну с конкурентами по бизнесу, войну не по правилам легального бизнеса, и провоцирует на нее Владимира Тихонова, полагая почему-то, что тот должен выступить на его стороне.

Вот тема начала войны – предмет действительно достойный журналистского расследования. Не то, что рассказ о выводе основных средств комбината им. Самойлова из одного АО в другое с целью ухода от налоговых долгов, чему, собственно, и посвящена статья «Текстильные метастазы». Сюжет, в общем-то, давно изжеванный, замусоленный и обсосанный со всех сторон. Хороша или нехороша схема, которой в той или иной форме воспользовались почти все крупные предприятия не то, что Ивановской области, но и всей страны, так и остается нерешенным. С одной стороны, налицо явные признаки умышленного банкротства, сиречь объегоривания казны (уголовщины), с другой стороны, все прекрасно понимают: налоги (тогдашние) столь не адекватны состоянию экономики, что либо фиктивное банкротство и продолжение работы предприятия, либо банкротство реальное. Истина, как ей и положено, лежит где-то посередине. Кто-то из директоров действительно спасал предприятие, кто-то жульничал, обманывая не столько бестолковые налоговые правила, сколько собственных рабочих. С каждым надо разбираться отдельно, в чем, собственно, и состоит трудная миссия нынешних властей. А власти сейчас, действительно, имеют возможность, используя статью об умышленном банкротстве, устроить передел собственности. Только вот в пользу кого, рядового налогоплательщика или хитроумного лоббиста узких интересов.

Впрочем, к конкретной ситуации с Самойловским комбинатом и холдингом «Яковлевский» весь предыдущий абзац не имеет отношения. Выводом основных средств комбината из одной, много задолжавшей фирмы, в другую, чистую, занимались задолго до приобретения холдингом контрольного пакета предприятия. Самое смешное, что этот факт почерпнут нами именно из статьи «Текстильные метастазы», просто ее надо внимательно читать. Что лишний раз доказывает: публикация – никакое не расследование, а именно провокация власти на очевидные действия. Причем, провокация грубая, подразумевающая, что губернатор – читатель невнимательный.

Отсюда вытекает первый вариант причины развязывания войны. Кто-то из областной администрации, вернее всего, из среднего звена, уверил г-на Сиганова, то ли добросовестно заблуждаясь, то ли корыстно, что губернатор намерен начать передел собственности, размахивая дубиной умышленного банкротства, и не воспользоваться ситуацией было бы грешно.

Хотя в такую версию мы не особенно верим. За нее, по большому счету, говорят только те самые печатные апелляции к губернатору. Но биография самого Сиганова, значительно более одиозна, чем банальные выводы капиталов. Так что ему вряд ли стоит надеяться на публичную поддержку губернатора. Не станет же, в самом деле, Тихонов компрометировать себя подобной недвусмысленной связью с человеком, создавшим себе стартовый капитал на слезах ивановских стариков. Ведь именно Сиганов организовал печально известную в городе финансовую пирамиду под названием Негосударственный пенсионный фонд «Социальная защита населения». Это уж потом в учредители фонда вошел секретарь обкома КПРФ Иван Пименов, с именем которого пирамида более всего ассоциируется. Но потому и ассоциируется, что Пименов жестоко поплатился за свое учредительство регулярными поражениями на выборах, несмотря на принадлежность к самой популярной в Иванове партии. Соперники всякий раз припоминали ему фонд и напоминали об этом избирателям.

Как-то на одном из судов Пименов заявил, что не имел никакого отношения к творившимся в фонде безобразиям. Можно почти не сомневаться: именно так и было. Сиганов взял его в свою контору исключительно ради вывески, вот, дескать, дорогие мои старики, у нас все честно – пламенный коммунист одним своим присутствием исключает подвох. Пименовская наивность, конечно, его не извиняет, но речь не о Пименове, а о том, какое может быть отношение у губернатора к Сиганову, с ног до головы обгадившего его родную партию перед самым, что ни наесть коммунистическим электоратом.

Как Дмитрий Сиганов избежал тюрьмы, когда ее не смогли избежать такие монстры пирамидального дела, как Мавроди, известно только ему самому да ивановской прокуратуре. Но косвенно об этом может догадываться всякий обворованный ивановский старик, если ему доведется проходить мимо замечательного офисного здания на перекрестке улиц Октябрьской и им. Калинина.

Документально установлено, что деньги пенсионеров, доверчиво отданные ими Сиганову и компании, тратились на заграничные путевки, без расписок отдавались разным частным фирмам; покупалось оружие, шикарная офисная мебель и т. д., и т. д. Большие суммы вообще скрывались от учета, и что на них покупалось, теперь, опять же, остается только догадываться, глядя на богатую архитектуру, скажем, особняка в Афанасове. Вообще по поводу деятельности «Социальной защиты населения» имеется даже юридический нонсенс. Гражданский суд по защите чести и достоинства признал, что руководители фонда названы публично ворами совершенно справедливо, однако соответствующий уголовный суд не состоялся.

Но вернемся, однако, к «Текстильным метастазам». У нас есть и другая версия о причинах их появления, наверное, более правдоподобная, чем первая. Не исключено, что это просто наивная месть Сиганова Яблокову за недавнее поражение в битве за контрольный пакет фабрики им. Шагова. Вдумчивый читатель обратил внимание, что все предприятия сигановского холдинга находятся в Вичугском районе. Получилась такая удобная для бизнеса география благодаря хорошим отношениям Сиганова со скандально известным бывшим мэром Вичуги Владимиром Ветровым. Отношения, видимо, были настолько хороши, что Ветров продавал муниципальные акции фабрик сигановским фирмам без конкурса, т. е. по сомнительной цене, и с длиннейшей отсрочкой платежа. По данным «Курсива», например, «Новая вичугская мануфактура» (бывшая фабрика им. Ногина) ушла за 25 млн. с рассрочкой на 10 лет. Фактическая оплата к настоящему моменту не более миллиона.

Неохваченной в районе оставалась фабрика им. Шагова. Но Ветров выборы с треском проиграл, а Сиганов, соответственно, фабрику холдингу «Яковлевский».

Вот теперь резюме. Про раковую опухоль засвистели не по существу, очень преждевременно и немедленно нарвались на «а ты кто такой». А нечего призывать власти начинать баламутить только-только начинающую приходить в себя отрасль, которой, кстати, грозит очередной кризис, о чем немного позже…