SOS Сосновикова

На главную

Что-то нервишки у ивановского следственного комитета совсем разболтались, не пора ли рапорт писать по состоянию здоровья?.. Может, и не всем, а начальнику первого отдела по расследованию особо важных дел Артёму Сосновикову, пожалуй, пора. Взял, и раззвонил по телевизору на всю Ивановскую тайну ещё не законченного следствия:

«Покажется удивительным, но спустя 8 лет мы столкнулись с тем же лицом, которое в 2012 году было причастно к передаче машины убийце — это Анатолий Грудистов, в отношении которого недавно был вынесен приговор по суду присяжных. Он был допрошен по делу в качестве свидетеля. Благодаря его показаниям удалось найти и лицо, похитившее машину, и лицо, заказавшее эту машину для последующего совершения преступления» (цитируется по IvanovoNews).

Цитата — из рубрики «какое лицо на каком стояло?», поэтому требует кратких пояснений. Сосновиков имеет в виду одно из самых громких уголовных преступлений постсоветского Иванова, покушение на главу УФАС.

Утром 16 января 2012 года у подъезда офиса управления Александр Боровков получил четыре пули, но, к счастью выжил, и сейчас продолжает благополучно руководить ведомством. Спустя полгода задержали, а потом и посадили на 11,5 лет стрелка — Евгения Червякова, участника (хоть и не главного) другого, ещё более громкого ивановского преступления, обычно именуемого «расстрелом заволжских милиционеров». Той бойне 30 сентября этого года исполнится 20 лет. Подробнее о событиях можно почитать, набрав в поисковике «Курсива» слова «Боровков» и «Червяков».

Заказчиков покушения на главу УФАС так и не нашли, мотивы, соответственно, остались под спудом, а следствие — под скатертью.

И вдруг, через 8 лет, Сосновиков вылезает в телевизор и сообщает имя свидетеля, рассказавшего, кто подогнал Червякову машинку, на которой он приехал, чтобы застрелить Боровкова, а потом уехал с места преступления. Та машинка ничего нового следствию и суду не дала. А имя свидетеля было известно участникам процесса над Червяковым и тогда, — Анатолий Грудистов сам не скрывался. Но в находящемся в открытом доступе приговоре Червякову Грудистов значится как «Г.А.Н.». И Сосновиков как официальное должностное лицо не должен был публично называть его имя.

Но нервишки зашалили 8 лет спустя, потому что 8 лет спустя, не далее как месяц назад Грудистов обвинялся в убийстве, а его выпустили из зала суда. Посадить не смогли, так хоть плюнули вслед Грудистову, демонстративно показавшему следствию и прокуратуре средний палец.

Отдел Сосновикова за последнее время два раза подряд подставил прокуратуру своими кривыми следственными материалами. Оба раза прокуратура, не очень-то, мягко говоря, критично изучив материалы, с треском проиграла процессы в суде присяжных — сначала по «делу Ерохина», потом по «делу Грудистова». Почему бы Сосновикову под заголовком «Тайны следствия» не рассказать из телевизора, например, о том, что экспертиза говорит: «Грудистов стрелял с близкого расстояния», а в обвинении оказывается — «в упор»?

Это тайна следствия? Никакая это не тайна, это очевидность. Следствие и прокуратура привыкли стряпать обвинения для судов без присяжных, для судебного конвейера. Судья, скорее всего, и не заметил бы разницы между «с близкого расстояния» и «в упор». А присяжные заметили. И Грудистов на свободе, а Сосновиков звонит в телевизоре о собственной профнепригодности.

27.07.2020 07:54, Владимир РАХМАНЬКОВ