Вернемся к интересной истории о том, как тринадцатилетняя девочка отсудила у города Иваново полми

Вернемся к интересной истории о том, как тринадцатилетняя девочка отсудила у города Иваново полмиллиона рублей. Напомним, что в начале 1999 года предприниматель Руслан Смирновский при распродаже обанкротившегося АО «Меланж» приобрел его дебиторскую задолженность городской больницы восстановительного лечения (неоплаченное тепло, поставляемое больнице с котельной Меланжевого комбината). В 2000 году г-н Смирновский скончался, его дочка Кристина вступила в права наследования, и недавно суд решил в бесспорном порядке изъять в ее пользу из бюджета города те самые полмиллиона больничного долга.

Не случись этой истории, мы бы не имели в распоряжении поразительного документального примера беспардонного увода основных средств предприятия, находящегося в стадии банкротства. Банкротства, не обязательно касающегося «Меланжа», а банкротства вообще, используемого не как способ возврата долгов кредиторам банкрота, а как способ наживы с использованием государственных служб.

Вот цитата из жалобы в суд внешнего управляющего «Меланжа» Юрия Шиганова на действия судебного пристава: «Судебным приставом-исполнителем ивановского районного подразделения службы судебных приставов Ивановской области Дадаевой Р. М. был наложен арест на дебиторскую задолженность АО «Меланж» на сумму 579549 руб. Информационным письмом в адрес АО «Меланж» Дадаевой было сообщено, что эта задолженность была реализована всего за 60000 руб., т. е. более 500000 руб. предприятие просто потеряло в результате действий судебного пристава.» Вот они, те самые полмиллиона.

Торговала г-жа Дадаева имуществом крупнейшего в области текстильного предприятия через некое ООО «Рост-М», полномочия которого сомнительны. При оценке имущества управляющий «Меланжа» не только не участвовал, но даже не был поставлен в известность о намерении произвести ее. Конкурса при продаже не было. Главный врач больницы г-н Новосельский поразительно легко согласился с продажей долга и поставил горздрав в известность о ней только после случившегося факта, хотя сам «Меланж» в то время должен был городу около 15 млн. руб. (да и сейчас должен немало), а значит больничный долг вполне можно было погасить взаимозачетом.

Но не смотря ни на что жалоба Шиганова осталась без внимания.