Я хочу, чтоб к штыку приравняли перо

Конечно, не то перо, на которое Семен Мурку посадил. А наше перо – вживленное в кончики пальцев, которым все равно – ручкой по бумаге водить, клавиатуру топтать или кружку с пивом держать.

 

Мои коллеги иногда сокрушаются, что журналистика приобрела сугубо потребительский характер. Перья затачиваются под того, кто деньги платит. Конечно, коммерческая журналистика и прямая реклама существуют – это, как говорят англичане, wellknown fact. И вот ее прямое влияние граждане и подвергают сомнению. Мол, какая же это четвертая власть, когда за каждым пассажем виден заказчик.

Смело могу все эти инсинуации опровергнуть. Все зависит от качества работы журналиста. Когда обладатель острого пера мелет полную чушь, снабженную  приправой актуальности, статья читается еще лучше, чем правдивая, но сухая пропаганда.

Помните историю, когда по радио в Нью-Йорке начали читать главы из романа Герберта Уэллса о нашествии марсиан? Тысячи людей сорвались  с насиженных мест и уехали «в деревню, к тетке, в глушь», чтобы их не спалили коварные треножники. Несмотря на то, что на календаре было 1 апреля.

На заре ивановской журналистики (пусть простят меня мэтры журналистики советской, я имею в виду свободную прессу) многие пытались упражняться в манипулировании общественным мнением. Самым запоминающимся для массы моих друзей перформансом были упражнения в астрологии. В газетах регулярно выходили гороскопы, написанные от балды местными журналистами. Я, если мне память не изменяет, творил под псевдонимом Альбертиса Виталиса, доктора околовсяческих наук Гарвардского университета. Когда я уставал выдумывать для бедных ивановцев грозящие им бедствия и награды, в битву вступал кто-то из моих коллег. Самый выдающийся перл той поры выдал Виктор Ломосков, предсказавший падеж скота в одном из сельскохозяйственных районов. При всем уважении к нашему астрологическому ремеслу, газете все же намекнули на опровержение. Ведь селяне уже порезали почти весь скот.

Я также свои стихи опубликовал под псевдонимом. А во вводке к публикации поведал, что это-де неизвестный поэт Серебряного века, сгинувший на Колыме. И рядом письмо московского профессора, исследовавшего творчество имярека чуть ли не со времен его жизни. В итоге мой псевдоним угодил в календарь знаменательных дат, напечатанный местным издательством. Жаль, самому мне это, похоже, не грозит.

Сейчас времена другие – народ сказками 90-х научен. Прошли мы и тот период, когда в СМИ шаманили так называемые эксперты – главы самозваных институтов и фондов, пугавшие народ словами типа «хеджирование», «мерчендайзинг» и «маржа». Напустив этого многосложного тумана, шаманы били в бубен и кричали, захлебываясь в кофе-брейках: «Стратегия развития региона предопределена факторами синусоидальных макроэкономических волн, ибо народу хочется жрать, а власти – воровать». «Умные же мужики эти шаманы, – думали засыпающие на тренингах и симпозиумах директора. – И пошто я на эту хрень доррэлы потратил? А, ну да, губернатор же велел».

Казалось бы, любую рекламную статью народ видит за версту. Ан-нет!

Достаточно затронуть больные для любого россиянина темы, как весь скептицизм слетает с людей подобно чалмам стариков из «Белого солнца пустыни». Буквально на днях в этом убедился.

Зашел ко мне человек один. Торгующий товарами первой необходимости. И сказал: «Грядет повышение цен на мой товар». Я, конечно, не поверил. Кризис же на дворе. Кто задорого купит хотя бы даже и очень необходимый товар?

Торговец уточнил: «Такой уважаемый человек, как вы, про это зря  не скажет». Дальше рассказывать не буду, но о росте цен я написал. Встряска же у людей должна быть. Тем более что четвертая власть ничего не значит.

Сначала всполошилась моя жена. Ведь первой газету получила она. «Давай мне денег, – сказала она, –  я иду покупать несколько мешков этого продукта». Я пояснил, что про повышение цен я же и придумал. «Ну и что? – резонно ответила она. – Это товар непортящийся, нам его запасы нисколько не помешают. К тому же эксперты центра «Тыр-тыр-тыр» (мною же придуманного) утверждают, что повышение все равно будет».

Захожу в интернет. Ссылок на «Тыр-тыр-центр» хоть отбавляй. Народ в панике!

Встречаю знакомого редактора. Тот тоже в ужасе. «Ты зачем, скотина, это написал? Я-то знаю, что это выдумка. Но моя жена сошла с ума. Я ее спрашиваю – кто тебе это рассказал? Она отвечает: «Все, кроме тебя, дурака, знают!».

Сам я тоже однажды пал жертвой всевидящего ока четвертой власти. Нет, конечно, я не о том, что меня где-то засняли в непотребном виде, благо это несложно. Просто журналисты, занятые той или иной темой, регулярно спрашивают друг у друга: «А с тобой вот этого не случалось?». Реальных людей, особенно адекватных, найти для съемок трудно, вот и выступают в новостях друзья и родственники знакомых журналистов.

Меня тоже как-то попросили уговорить жену выступить по телевидению. Благо был повод. Она подробно рассказала о происшествии, а на следующий день ее все, как один, спрашивают: «Давно ли ты поменяла фамилию?». Дело в том, что она, будучи артисткой, фамилию не меняла, а тут вдруг: «Вера Горохова». Ну, забыли уточнить этот момент, думали, что само собой разумеется.

И Бог бы с ними, с коллегами и знакомыми, так ведь родственники удивились: «А почему нас не пригласили на официальный обряд?». А это уже совсем другая тема.

Так что поосторожнее надо быть с печатным словом. Не знаю уж, что для опытного негодяя в схватке лучше – перо или топор, но инструменты, в целом, равнозначные.

             Журнал «VIP-квартал»