Упырь туземный, родненький

Рабочие завода Ford во Всеволожске получали по 16 тысяч рублей в месяц, а хотели — по 30. По этому поводу они затеяли забастовку. Хозяева, как водится, уперлись. Профсоюз не отступал ни на шаг. Три месяца перетягивали канат — кто кого. Когда казалось, что Ford вот-вот психанет и увезет весь завод куда-нибудь в Камбоджу, где, говорят, народ трудится за две драхмы в неделю, очи зарубежных инвесторов вдруг подобрели. Они предложили компромисс, профсоюз, для порядка покобенившись, предложение принял, а рабочие (1300 человек из 15 000) одобрили соглашение тайным голосованием. Теперь с 1 марта и на два года вперед среднемесячная зарплата на заводе во Всеволожске будет не 19 тысяч, а 25 586 рублей с копейками. В среднем. Вот, собственно, и все.

 

         Да, исключительно для устранения возможных недоразумений. За все три месяца забастовки никаких драк по поводу трудового соглашения не зафиксировано. Представители Ford не обвиняли рабочих в национальном предательстве или пособничестве «определенным силам». Ни к силовикам, ни к браткам Ford за поддержкой не обращался. Правда, хозяева жаловались прокурору, но там все обошлось без мордобоя.

         Эти уточнения нужны вот почему. Дело в том, что незадолго до Всеволожска подобная забастовка началась в Тольятти. Началась — но не кончилась. Она тлеет уже год. Рабочие ВАЗа получают по 6-8 тысяч рублей. В среднем. А захотели — по 25 тысяч. Ну, им и показали кузькину мать. Ладно скроенную, крепко сшитую по лекалам советских времен.

          Сравнение забастовок на двух автостроительных предприятиях поучительно, если смотреть с Севера, и болезненно — если с берегов Волги. Профсоюз во Всеволожске создали сами рабочие. Ford им не помогал и не мешал. Не помогал, потому что не хотел. Не мешал, потому что не имел права. В Тольятти два профсоюза. Один называет себя свободным, хотя состоит, как считают многие работяги на ВАЗе, из бюрократического охвостья «школы коммунизма». Этот профсоюз живет с администрацией душа в душу, кушает с начальством из одной миски, неизменно выступает против любых забастовок, а послушных стахановцев премирует путевками в однодневный профилакторий — понятно, со скидкой.

          Второй профсоюз («Единство») создали рабочие едва ли не подпольно, зарегистрировали, с муками продираясь сквозь бюрократические тернии. Администрация «Единство» не признает и называет подкидышем ЦРУ. Этому идейному бастарду помещений не выделяют, свет и тепло не оплачивают, а вместо профилактория у него необъятная Волга, и без скидок — хочешь, купайся, а хочешь — тони.

          Всеволожский Ford выпускает 75 000 автомобилей в месяц. ВАЗ — в 11 раз больше. За время забастовки Ford недосчитался 5000 машин. ВАЗ никогда не публиковал потери от забастовки. Наоборот, он начисто отрицал их. Однако эксперты полагали, что общий ущерб ВАЗа, при выпуске 140 легковушек в час, исчислялся десятками тысяч.

          Ford болезненно пережил производственный надлом и срыв поставок, с ним связанный. ВАЗ даже глазом не моргнул. Оно и понятно. Этот дряхлый гигант древнеитальянского происхождения принадлежит наполовину государству, а наполовину каким-то мафиозным структурам. Несколько экспертов пыталось разобраться в этих структурах — их памятники содержатся в порядке на местном кладбище. Известно лишь, что урожай вазовского сада честно делится пополам: паданцы достаются государству, яблочки порумянее — глубоко законспирированным хозяевам. Когда профсоюз, по мнению Ford, нарушил какие-то положения, администрация обратилась к прокурору Ленинградской области, тот согласился и выдал профсоюзу предписания, которые тот выполнил.

          Когда «незаконный» профсоюз в Тольятти объявил поход за надбавку, на него обрушились репрессии со всех сторон. Абитуриенты из «школы коммунизма» заклеймили забастовку диверсией против благосостояния рабочего класса. Пресс-служба ООО «Группа АвтоВАЗ» тут же провозгласила, что «в последнее время со стороны некоторых политических сил предпринимаются попытки дестабилизировать обстановку на ОАО «АвтоВАЗ». «При этом «разменной монетой» пытаются сделать трудовой коллектив». «Единство» обвинили в том, что оно выполняет заказ «определенных сил». В вину ему поставили также «попытки раскачать ситуацию… в период крупномасштабных реформ», в планах сорвать «выход «АвтоВАЗа» на новые рубежи и повышение благосостояния заводчан».

          Почему забастовка во Всеволожске обошлась без драк — об этом пусть судят специалисты. В Тольятти профсоюзных активистов били: милиция в форме, милиция в штатском, хулиганы, похожие на интеллигентов, хулиганы, похожие на хулиганов… Ни одна петербургская (лениградская-областная) газета не вступилась за иноземный Ford. Ни одно из самарских изданий (телекомпаний), контролируемых властями, не сказало доброго слова в поддержку забастовщиков. Даже столичная газета «Известия» выплюнула какую-то гадость в адрес «Единства»: мол, сначала научитесь работать и делать хорошие машины.

          Мне сейчас не приходят на память высказывания руководителей главного Ford, из Детройта, однако я могу пересказать, близко к цитате, мнение президента компании Opel — она, кстати, принадлежит тому же Ford. «Наша задача не в том, чтобы выпускать как можно больше как можно лучших автомобилей, — говорил президент. — Наша задача — обеспечить наивысшие доходы людям, которые делают автомобили Opel». Разумеется, высоких доходов нельзя достичь, выпуская скверную продукцию. Но продукция — средство, а зажиточная жизнь инженеров и рабочих предприятия — цель. Эта мысль никогда не приходила в голову г-ну Каданникову, за четверть века сказочно обогатившемуся, но и мастерски превратившему технически посредственный ВАЗ в безнадежное убожество. Вряд ли эта мысль часто осеняет головы нынешних менеджеров АвтоВАЗа — иначе зачем бы им побивать «Единство» советскими идеологическими булыжниками.

          Кстати, 25 тысяч рублей — это то, что вазовцам обещала «Единая Россия», ну и, понятно, кинула.

          Людям во Всеволожске «Едросы» ничего не обещали: знали, радетели, что Ford этого не любит.

          Итоги сравнения разительны. Забастовка на заводе, принадлежащем американцам, принесла российским рабочим победу. С 1 марта они будут получать вместо 16 тысяч рублей в месяц — более 25 тысяч. Это еще не кудрявая Европа, но все же не березки средней полосы. Забастовка на «АвтоВАЗе», принадлежащем родному государству, оставила коллектив в стабильной нищете — 6-8 тысяч рублей, траченных 12-процентной инфляцией, плюс новые рубежи в светлом будущем.

А теперь добавим еще чуток общеизвестной информации. Путин и его правительство намеренно затягивают вступление России в ВТО. Делается это под предлогами защиты отечественного производителя, автомобилестроения — в первую очередь. Если участь размах сборочного производства зарубежных фирм, то главный, если не единственный объект опеки — АвтоВАЗ. Сегодня никто не скажет, когда завершится вся эта темная бодяга с вступлением во Всемирную торговую организацию. Но и после вступления еще семь лет правительственные назначенцы будут располагать всем, чтобы давить своих работяг, кормить рынок техническими паданцами и обогащать ненасытных упырей только за то, что они якобы из одной с нами деревни.

 

          «Ежедневный журнал»