Интернационал к праздничку

Что ж, ивановцы отметили День независимости России с размахом. Небывалым — для такого бестолкового и никому не нужного праздника. И как-то всё так ловко сошлось у моих любимых земляков, что любо дорого. Просто на загляденье.

 

Во-первых, и в самых главных, отличились ивановские евреи. В общину, до сих пор обезраввиненную, наконец-то, пожаловал юный раввин из Канады с именем, перевранным разными информагентствами на самые разные лады. В общем, потенциального раввина зовут примерно Цви Хершович, лет ему около двадцати пяти, в Иванове он раввином может и не станет, предпочтя что-нибудь российское понажористее — вроде Ставрополя, а прислал его в Иваново продвинутый в главные раввины страны президентом Путиным Берл Лазар, которого некоторые евреи из особо богатых и эстетствующих, мягко говоря, не долюбливают и считают узурпатором. Видимо, не без основания.

И вот, значит, почти раввин только принял с дороги душ, как сразу же расчесал пейсы, надел традиционную иудейскую одежку и пошел гулять. Гуляет почти раввин по Иванову в сопровождении главы общины Эрвина Кирштейна и других ее членов, осматривает достопримечательности, знакомится с городом. Вдруг, в качестве дополнительной достопримечательности, откуда-то из кустов выскакивают два бритоголовых пьяных мудака, еще более юных, чем раввин, и давай по всякому дорогого гостя города обзывать, упирая на шовинизм и антисемитизм. Члены общины немного и не очень громко покричали: милиция, милиция! Милиции, конечно, не случилось. Тогда члены общины, не долго думая, сами скрутили двух мудаков и отвели в эту самую милицию. При этом благоразумно предъявили не только самих мудаков, но и фингалы, полученные в кратковременной схватке и объективных свидетелей нееврейского происхождения.

В общем, начало служения раввину удалось на славу. Прямо ко Дню российской независимости. Если б мудаки не оказались случайно на пути прогуливающихся, то их стоило бы посадить в кусты специально.

А милиции на месте случая не случилось не случайно. Ивановская милиция в это время тоже была занята небанальной встречей праздника. Она ловила, вязала и сажала подозрительного чеченца. Или — просто чеченца, поскольку все чеченцы, кроме Кадырова, для милиции подозрительны. И она на них реагирует также, как бритоголовые — на евреев или негров. Чеченцев бритоголовые побаиваются, а евреев — нет, хотя случай с Хершовичем должен бы этот миф слегка подразвеять.

Чеченец, впрочем, действительно оказался непростым. Во-первых, диссидентом каспаровского розлива, а, во-вторых, — и вовсе членом Совета при Уполномоченном по правам человека Российской Федерации Владимире Лукине. Так что, с одной стороны, ивановская милиция в очередной раз села в лужу, проявив преждевременное рвение, но с другой, — отметилась по поводу Дня независимости ничуть не хуже скинхедов с раввином. И, опять же, — в овеваемой триколором верной политической струе.

В той же струе побывали к праздничку и еще одни юные националисты — из движения «Наши». Но эти, как обычно, планово и за казенный счет. Одновременно опровергли известный постулат Косого о том, что памятник посадить невозможно. Некие Ножов и Чамров получили из кремлевской кассы командировочные, поехали в Эстонию, облачились в гимнастерки и сапоги, стилизованные под форму советского пехотинца времен Великой Отечественной (как раз в то время, как Хершович расчесывал пейсы и надевал ермолку) и встали вместо многострадального Бронзового солдата. Это называется «вахта памяти» и проводится она в рамках предвыборной кампании российского президента и российской Госдумы.

А эстонцам — им на наши кампании наплевать. Для них Бронзовый солдат — такой же оккупант, как и нацисты. А то и похлеще. Коммунисты-то Эстонией помыкали куда дольше и круче, чем Гитлер. И «бронзовые» Ножов и Чамров были немедленно посажены в эстонскую кутузку, а потом выдворены обратно в Россию с наказом больше не совать нос ни в Эстонию, ни в другие страны Евросоюза. Зато праздничек встретили.

        Как видите, все праздник независимости России отметили: евреи, бритоголовые, милиция, чеченцы, эстонцы, «нашисты». И только обычные граждане его, как всегда, не заметили.