Зима пришла. Продолжение

Я потрясен. Нет, не так! Я просто подавлен прозорливостью читателей «Курсива». Никакой интриги невозможно затеять — видят всё насквозь. Цитата из форума: «Дааа, труп говоришь, ну-ну. Интересно к чему бы это. Вован просто так слова не напишет, а тут целый рассказ… Уже ждём продолжения…». Это по поводу текста о том, что зима пришла. (Кстати, раз уж к слову пришлось, — не могу не заметить, что мне крайне неприятно панибратство некоторых анонимов форума. «Вован» я для очень узкого круга людей, подавляющее большинство которых форум «Курсива» не посещают, а ники тех, кто его посещает, я знаю. Так что если кто из тех, с кем я не пил на брудершафт, желает меня обидеть, используйте это слово. Определения, вроде «продажная сволочь», «графоман» или «мудак» меня задевают гораздо меньше).

Итак, продолжение.

***

Днем в выходной по лыжне одного из парков Иванова катается много людей. Некоторые любители нарезают туда-сюда по несколько раз. Так что обнаружилось быстро, что засидевшийся недалеко от лыжни человек в красном — на самом деле труп.

Можно было бы подумать, что человек умер от грусти по самому себе. От грусти, которая является вместе с торжественностью зимнего леса. Или он умер от сердечного приступа. Должен же, в самом деле, человек от чего-то умереть. И смерть, заставшая красного лыжника в лесу, не так уж и плоха в сравнении со многими прочими смертями, мучительными, унизительными, грязными или подлыми. Именно так и рассуждали санитары морга, которым довелось волочить труп аж пять километров на сварганенных ими же из замечательных лыж «Россигнол» (Алексей Вадимович Котляр, овладевший зачем-то в ранней юности французским языком, поднял меня на смех, уверяя, что нет такой фирмы «Россигнол», а есть «Россиньоль», как нет «Пеугеота» или «Тиссота», а есть «Пежо» и «Тиссо», — он просто впал в обычное заблуждение людей, привыкших мыслить общими категориями, а не мелкими подробностями, которым, а вовсе не категориям, и подчиняется миропорядок, и потому красный лыжник катался именно на «Россигноле») покойного салазках по той самой лыжне, которую каких-нибудь пару-тройку часов назад лишил утренней снежной девственности сам влекомый.

Но санитары, увы, заблуждались, хотя мыслили правильно — как раз мелкими подробностями, касающимися конкретного мертвеца. В действительности же автору текста о том, что пришла зима, приходится согласиться с мнением проницательных читателей (чего не сделаешь ради любимой женщины и ради придирчивого читателя!): да, красный лыжник на самом деле никакой не красный лыжник, а аллегория, ровно на сутки предваряющая выступление начальника управления по труду и социальным вопросам администрации Ивановской области Алексея Цветкова, который представил на суд налогоплательщиков отчет о деятельности своего управления. Вот так вот! Не больше и не меньше.

Отчет для налогоплательщика неутешительный. Не в том смысле, что цветковское управление как-то не так работает, а в том смысле, что трудовой народ у нас мрет по чем зря. И особенно это касается несчастных людей, необдуманно ударившихся в мелкий и средний бизнес. Мой придирчивый читатель, очевидно, заметил, как неприятно было красному лыжнику после умиротворяющего и отвлекающего лыжного бега опять вернуться мыслями к своим сиюминутным проблемам неоплаченных счетов. Так неприятно, что он взял и помер. От неоплаченных счетов помер, а ни от какой не от общегуманитарной грусти. Что и подтвердил Алексей Михайлович Цветков, представив множество ярких и доходчивых, как лыжный костюм «Адидас» нашего героя, графиков и схем. Настолько ярких, что и. о. губернатора Ивановской области Юрий Токаев призвал прокуратуру немедленно сажать в тюрьму работодателей, не гарантирующих своим работникам нормальных условий труда. Одно только непонятно: как же его посадишь в тюрьму, этого несчастного работодателя, ежели он уже помер от невыносимых условий труда, созданных специально для него, работодателя, государством.

Видите ли, несмотря на то, что управлением по труду и социальным вопросам подготовлено в уходящем году целых «10 нормативно-правовых актов области, регулирующих вопросы организации и оплаты труда», все-таки «работники пяти организаций (ООО «НикосТекс» Гаврилово-Посадского района, ОАО «Трикотажница» города Кинешмы, ОАО «Пучежский льнокомбинат», ООО «Заря – Кондитер» г. Иваново, ЗАО «Иваново-мебель» всего более 600 человек) в связи с нарушением трудовых прав устраивали забастовки», а «низкая оплата труда, несвоевременность выплаты зарплаты, близость регионов с более высоким социально-экономическим положением привели к оттоку квалифицированных кадров за пределы области и в теневую экономику».

А «удельный вес работников, работающих в условиях, не отвечающих санитарно – гигиеническим нормам по Ивановской области достаточно высок и составляет 59,82 тыс. человек, что составляет 24,9% от числа работающих и превышает среднероссийский показатель (19,9%)». И вообще «число пострадавших от несчастных случаев на производстве на протяжении последних лет остается достаточно высоким и колеблется от 1030 до 1100 человек в год, за 10 месяцев 2004 года уже – более 750 человек, в том числе со смертельным исходом в 2004 году – 27».

Может быть, Цветкову подарить «Россигнол» покойного и отправить его… Чтоб удельный вес работающих в невыносимых условиях работников снизился.