За тепло!

Ну, а также – за электричество, горячую и холодную воды, канализацию, техобслуживание и вывоз твердых бытовых отходов. Все перечисленное и есть пресловутое ЖКХ (возможно, отходы здесь лишнее, но ради красного словца, пока не перешел к сути – можно).

Аккурат к богопротивному празднику 8 Марта, как правило, заставляющему богобоязненных россиян нарушать Великий пост (за редким исключением, как, например, в этом году: масленичная неделя закончится девятого) максимально обострилась проблема теплоснабжения. В зимние месяцы, когда потребление тепла, горячей воды и электроэнергии (без водки) многократно возрастает, накапливаются долги, приводящие к традиционному весеннему обострению отношений энергетиков и властей.

О политической и нравственной составляющей этих отношений, я полагаю, читателям подробно и живописно расскажет мой коллега Владимир Рахманьков. Я ограничусь (если смогу) изложением вещей более приземленных, но от того не менее интересных.

Годовой объем промышленного производства в Ивановской области составляет немногим больше двадцати миллиардов рублей. С учетом числа занятых в промышленности, на одного работника приходится в год примерно сто семьдесят тысяч рублей. В нашей любимой текстильной отрасли этот показатель падает до ста десяти тысяч рублей. Кстати говоря, социально-политический фактор занятости в текстиле несколько преувеличен: работников там всего-то шестьдесят тысяч человек, что на двадцать тысяч меньше, чем учителей и медиков. Выводы о социальном характере нашего государства и о том, каким образом производственная сфера должна обеспечить непроизводственную – делайте сами.

Жилищно-коммунальное хозяйство, под которым мы четко понимаем услуги канализации, обслуживания жилого фонда, поставки холодной и горячей воды, отопления и электроснабжения производит в год продукции, то есть товаров и услуг, на один миллиард триста миллионов рублей. Это – шесть процентов объемов всей промышленности. Производится этот объем тринадцатью процентами трудовых ресурсов (шестнадцать с половиной тысяч человек), занятых в промышленности. На одного работника сферы ЖКХ в год приходится около восьмидесяти тысяч рублей. Сравнивая с и без того плохими ивановскими показателями по промышленности в целом и текстильной отдельно, приведенными выше, приходим к выводу, что жилищно-коммунальное хозяйство – просто безобразно. Классический пример экстенсивного производства: объемы достигаются только за счет людских ресурсов и ими же съедаются. Многочисленные закостеневшие структуры ЖРЭУ, каждая из которых состоит в основном из руководства и бухгалтеров, тратят деньги на существование самих себя.

Но это – полразговора и полтемы, самое интересное заключается в другом.

Запомним и обратим внимание, что сумма произведенной продукции на одного работника в среднем по ЖКХ на тридцать процентов меньше, чем в текстиле, и на пятьдесят, чем в среднем по промышленности. Однако же, по данным областного Союза промышленников и предпринимателей, в список десяти лучших предприятий по объемам продаж на одного работника входит шесть (!) предприятий ЖКХ. Это означает, что у этих шести объемы производства на одного работника уж всяко превышают средние по промышленности сто семьдесят тысяч, и уж тем более по своей родной отрасли.

Что же это за передовики коммунального производства? Самые главные. Те, из-за которых и возникают вечные проблемы отключения горячей воды, электроэнергии и низкой температуры батарей: «Ивгорэлектросеть», «Шуйская горэлектросеть», «Кинешемская горэлектросеть», Тейковские, Кинешемские и Шуйские теплосети. Где-то рядом с ними по «человеко-эффективности» и «Ивгортеплоэнерго». Объединяет эти предприятия одно – то, что они перепродавцы чужой продукции: купили у «Ивэнерго» тепло и электричество, продали это все населению. Этим объясняется и то, почему у них на одного работника так много объемов продаж – кроме сбора денег делать им почти нечего. Такая же примерно ситуация и у самого «Ивэнерго», но это другая тема, и в данный момент она нас не интересует.

Все ЖКХ надрывается, а эта его часть – на попе сидит и бабки туда-сюда гоняет. Если бы объемы продаж на одного работника в электро- и тепловых сетях были бы такими же, как и у их коллег, то это означает для них только то, что народу бы у них толклось намного больше, а зарплаты были бы намного меньше. Но эта часть ЖКХ никогда не смешивалась с остальной, потому что энергетики – элита. В говне ковыряться, трубы и крыши ремонтировать, мусор вывозить, лифты от вандалов охранять – это для ЖРЭУ, от эффективности работы которых, как выясняется, ничего не зависит.

Абсолютное большинство населения исправно оплачивает счета. Электрической и тепловой составляющей денег за ЖКХ вполне достаточно для весьма безбедного существования муниципальных энергетиков в части собственных зарплат. Но эта отрасль не производящая, поэтому разница между стоимостью затрат и ценой готовой продукции невелика. Как только возникают малейшие сбои – чуть выросло потребление, и чуть снизился уровень оплаты – себестоимость перекрывает поступающие платежи. С учетом гигантских объемов производства (всякий человек получает тепло и электричество), убытки сразу начинают исчисляться миллионами рублей, после чего городской бюджет вынужден брать на себя совсем не свойственные ему функции по оплате счетов коммерческих предприятий, коими являются тепловые и электрические сети. Но возможности муниципальных бюджетов и без того ограничены.

Весьма небольшого процента неплательщиков в такой ситуации достаточно, чтобы постоянно жить, словно под дамокловым мечом, жаждущим обрушиться «на головы беспечных парижан», и чтобы обрушить всю систему, у которой нет запаса прочности, нет достаточного размера добавленной стоимости, которая позволяла бы покрывать убытки.

Ясно, что источник всех бед лежит именно здесь – в этой относительно узкой прослойке недобросовестных плательщиков. С юридическими лицами, которые платят по завышенным тарифам, «Ивэнерго» проблему решило: сейчас должны только муниципальные предприятия, обслуживающие население.

Чем занимался Грошев с момента своего избрания? Да ничем. Рынками да маршрутными такси. Месяцами чиновники всех рангов топтали мостовые, пытаясь решить элементарные проблемы торговли. Энергетикой не занимался никто. Грошев только подписался под всеми долгами, которые ему навешал Смирнов, половину из которых надо было просто списать, а по второй еще посмотреть. Кончилось все тем, что уже и текущие платежи оплачивать не может. Любому школьнику известно, что сбыт – основа всего. Этой работы наши городские сети и мэрия вообще не занимаются. Где «эскадроны смерти», которые хоть на грани закона, хоть и слегка преступая его, будут выбивать деньги из неплательщиков?

Произвести точечное ограничение предоставления любого вида услуг – лишь вопрос времени, воли, желания и умения. Дело не в том, что невозможно, а в том, что (и это известно любому, имеющему малейшее представление об экономических законах) на определенном этапе вложенные усилия становятся не адекватными получаемому результату. То есть, затратив рубль, выгоду получишь на десять копеек, а то и меньше. Для того чтобы добрать пять процентов неплательщиков, усилий нужно потратить значительно больше. И если бы они были потрачены, а возможностей для этого полно, как показывает сравнение уровней объемов продаж внутри системы ЖКХ, то сбытовая служба собирала бы 99,99% положенного. Но эта работа не отразится на личном благосостоянии энергетиков, потому что не даст им дополнительной прибыли, так как это – не их деньги, а «Ивэнерго», которые ему нужно отдать. Более того, работа по стопроцентному собиранию платежей ударит по ним, ведь для этого потребуются дополнительные штаты, и на размере собственной прибыли это не отразится никак. По всему получается, что здесь давным-давно крайне необходимым было привлечение силы извне, которую и должен воплощать мэр. Больше некому. А с учетом фигуры нынешнего мэра – просто некому.