Кто станет председателем областного Законодательного собрания

Один из наиболее актуальных сейчас политических вопросов для Ивановской области: кто станет новым председателем областного Законодательного собрания. Когда шла борьба за смещение экс-председателя Владимира Гришина, никто или почти никто из депутатов особенно не задумывался о кандидатуре его преемника. Я вообще подозреваю, что никто не был абсолютно уверен в том, что Гришин уйдет. Ведь Иваново только первый раз поимело прецедент вполне демократического варианта ухода политика столь высокого ранга – не после подковерных интриг, а после публичной дискуссии на тему «справляется председатель со своими обязанностями или не справляется». (Точнее говоря, интриги, или, выражаясь более ласково, кулуарные консультации, разумеется, присутствовали, куда ж без них, но все же на фоне именно публичной дискуссии.) Но Гришин ушел, поняв, что большинство Собрания ему не доверяет и, следовательно, он не может Собранием эффективно управлять. И с этих пор Владимира Сергеевича можно считать ивановским первооткрывателем, в таком, несомненно, правильном, но очень редком для России политическом поведении.

Существует две силы, которым необходимо договориться для того, чтобы благополучно выбрать председателя на благо эффективной и плодотворной работе Собрания. Это не менее половины списочного состава депутатов (18 человек) и администрация области, мнение которой выразит губернатор Владимир Тихонов. Напомним, что Владимир Гришин лишился кресла, по большому счету, из-за того, что не смог наладить конструктивной работы с губернатором, а это не понравилось большинству депутатов.

Вот теперь вопрос, кто из депутатов сможет вполне устроить и губернатора, и половину своих коллег. Мне уже как-то доводилось писать, что беда Гришина заключалась в его объективной несамостоятельности или, проще говоря, в «длиннющем хвосте его коротких связей», оставшемся с допредседателева места работы начальника «Ивавтодора», конторы, концентрирующей очень серьезные для области средства и из которой еще ни один начальник за последние лет тридцать не уходил без скандала.

Впрочем, объективная несамостоятельность председателя, независимо от его личности, может заключаться не только в хвостах, но и просто в финансовой несамодостаточности. Трудно, конечно, определить тот порог личного денежного благополучия, после которого чиновник уже не испытывает желания использовать для укрепления этого благополучия свой казенный пост. Все зависит от характера и темперамента личности. Говорят, есть бессребреники. Но их мы в расчет брать не будем, учитывая лишь как погрешность при основных аналитических подсчетах.

В известном смысле и сам Тихонов сильно обжегся, когда, как минимум не возражал против кандидатуры Гришина. А тогда, при только что выбранных и еще не притершихся друг к другу депутатах, вполне хватило и губернаторского «невозражения». Вероятно, губернатор полагал, что несамостоятельность председателя Собрания облегчит работу администрации с ЗС. Но ведь не только губернатор мог пользоваться зависимостью председателя от известных обстоятельств. В конечном итоге получилась полнейшая неразбериха, усугубленная тем, что задерганный со всех сторон Гришин впал, наконец, в амбицию, в которую не мог не впасть при подобных обстоятельствах.

Короче говоря, самостоятельный и более или менее равноудаленный от всех политических групп председатель ЗС в любом случае лучше и для групп, а в особенности для области в целом. Больше того, он лучше даже ангажированного председателя для ангажирующих. Ибо ангажированного всегда можно перекупить.

Ну вот, теперь от теории, которая, увы, проще практики, пора переходить на личности.

В ЗС не меньше десятка депутатов, которые были бы не прочь увидеть себя в кресле председателя. Но, разумеется, все они (или почти все) люди адекватные и не станут рвать рубаху на груди, если не заручатся определенной поддержкой.

Среди председателей комитетов всегда особенно на виду Андрей Мельников (бюджетный комитет), Андрей Кабанов (экономический комитет) и Сергей Репяхов (комитет по законности). Но Мельников, при всей его виртуозности владения проблемами составления и разведения бюджета, до сих пор под бременем известного скандала с губернатором по поводу налога с бензозаправок. Скандал, вроде бы, себя исчерпал, но осадок остался. Вряд ли Тихонов забыл ту историю. Кабанов, несомненно, хорош в качестве оратора, но слишком конфликтен с коллегами. А Репяхов уже так давно в председателях комитета, что многим депутатам просто наскучил и в этой-то должности.

Очень колоритна и явно небесполезна в ЗС фигура депутата Сергея Сироткина, но он партийный и, к его сожалению, единственный представитель ЛДПР в Собрании.

По причине явного недостатка женщин в Ивановской власти вообще, можно было бы, конечно, место председателя ЗС уступить даме. Но Наталью Ковалеву не так давно выперли из заместителей председателя (этакая артподготовка была перед выпиранием Гришина), а у Ирины Шутовой (которая сейчас, кстати, исполняет обязанности председателя) не все благополучно было с получением депутатской квартиры, когда она была зампредом еще Валерия Никологорского, председателя Собрания прошлого созыва. Другие депутатши не так заметны.

Особый разговор о бывшем губернаторе Ивановской области Владиславе Тихомирове. Не думаю, что он сам соберется в председатели. Но то, что будет играть очень существенную роль в кулуарных переговорах, так это – факт.

Но самый главный недостаток всех вышеперечисленных персон (пусть они на меня не обижаются) все-таки именно финансовая несамостоятельность. В большей или меньшей степени.

Посему переходим к так называемому «директорскому корпусу в ЗС».

Его можно разделить, в соответствии с нашими умозаключениями, на наемных менеджеров и на директоров крупных предприятий, являющихся одновременно владельцами крупного или контрольного пакета акций. К первым относятся Павел Коньков (Колобовская фабрика), Евгений Нестеров («Родники-Текстиль»), Борис Скоробогатов (вичугская фабрика им. Шагова). Ко вторым – Владимир Бочков (Ивановский хлебокомбинат № 3), Валерий Бобылев (Ивановский ДСК «Строитель»), Валерий Ермилов («НИМ»), Борис Чудецкий («Кохма-Текстиль»).

Наемные директора люди, разумеется, не бедные. Их доход, насколько нам известно, колеблется от двух до пяти тысяч долларов в месяц. Что качественно отличается от дохода председателя областного ЗС (около 15 тысяч рублей). Если предположить, что кто-то из них решится пересесть из директорского в председательское кресло, то, по логике вещей, некто должен бы покрыть ему разницу, причем весьма существенную. Кто этот некто, если не его хозяин по прежнему месту работы? Разумеется, что других вариантов быть не может.

Все наемные менеджеры-депутаты – представители текстильных холдингов. Владельцы холдингов, может, и не прочь поставить своего человека в председатели ЗС. Но такой председатель не будет ничем принципиально отличаться от тех, просто финансово несамостоятельных депутатов, о которых писалось выше. А может быть и хуже: денежные мешки, люди жесткие и любят стоять на своем. И передаточное звено между мешками и обеими ветвями власти, каковым станет председатель, будет выглядеть бледно. И сильно раздражать другие влиятельные группы.

Другое дело директора-хозяева. Им, во-первых, не страшно потерять официальную директорскую зарплату, поскольку контроль над их предприятиями так или иначе все равно за ними и останется. Во-вторых, став председателем, они не смогут слишком уж отчаянно лоббировать интересы собственных фабрик-заводов: все ж таки на виду, а не под прикрытием передаточного звена. В-третьих, такие люди способны устроить и коллег, и губернатора. Ну и, в-четвертых, и в самых главных, у них нет комплекса просителя у кого бы то ни было.

Нам кажется, что полезность именно такого человека в кресле председателя Собрания несомненна. Ежели, конечно, он вообще захочется связываться со столь хлопотной должностью.