В «Рабочем крае» редактор останется прежним. Пока

Аркадий Романов, редактор газеты «Рабочий край», встал по просьбе секретаря суда и выслушал в свой адрес следующие слова: «Романова Аркадия Ивановича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 159, ч. 2, п. «в» УК РФ (мошенничество с использованием служебного положения), и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на два года без штрафа. На основании ст. 73 УК РФ назначенное подсудимому Романову наказание считать условным с испытательным сроком на один год и шесть месяцев, в течение которого он своим поведением должен доказать свое исправление». Судья Ленинского райсуда Елена Смирнова закрыла папку с листами приговора и, уже не читая, завершила речь привычными фразами о праве обжалования и о том, все ли понятно участникам процесса.

А что может быть непонятного в двух годах условно? Непонятно другое: как редактор будет доказывать свое исправление и что будет с руководимым им изданием, старейшей и уважаемой в Ивановской области газетой?

Заслуги г-на Романова в ивановской журналистике сомнений не вызывают. Он сделал (с руководимыми им журналистскими коллективами, разумеется) из органа обкома ВЛКСМ, газеты «Ленинец» местный рупор горбачевской гласности, а из органа обкома КПСС, газеты «Рабочий край» – ельцинской свободы слова. Это уж потом, когда в Иванове окончательно поднялась на ноги негосударственная пресса, «РК» по положению вещей стал консервативным и осторожным. Но исторически сложилось так, что именно Романов делал здесь из «органов коллективной агитации и пропаганды» просто газеты.

За 10 лет при нем в «РК» сложилась редакция, больше похожая на семейство, где понимают особенности и подробности журналистского труда, не устраивают административных истерик из-за творческих запоев сотрудников и спокойно, т. е. без излишнего забегания вперед, воспринимают то обстоятельство, что деньги на зарплату дает мэрия. Ничем иным, кроме как семейственностью, нельзя объяснить, что журналисты в «РК» работают за смешные деньги, но не уходят в другие издания, когда им предлагают больше.

Теперь подобный способ существования редакции может рухнуть, а первой жертвой атаки на этот способ стал сам редактор.

Атака началась в 1999-ом, и начал ее неугомонный прежний мэр Валерий Троеглазов, подзуживаемый ожиданием выборов. Он решил, и, видимо, не без оснований, что Романов не проявит в его поддержке активности большей, чем положено по формальному газетному ранжиру. А мэру, конечно, хотелось поддержки командно-штабной и даже, пожалуй, душевной. Ни того, ни другого быть не могло по причине той самой редакционной семейственности.

И Троеглазов сочинил пост директора МУП «Рабочий край» с полномочиями весьма широкими и главной задачей – организовать среди коллектива командно-штабную работу. Кресло получил Владимир Ярченков, человек с биографией запутанной, отчасти кагебешной, но до сих пор никак не связанной с журналистикой.

Он взялся за дело рьяно, как раз с душой, но душа-то у него не журналистская, а административно-ранжирная. «Правила внутреннего трудового распорядка», предложенные г-ном Ярченковым в «РК», анекдотичны для стороннего их читателя и чудовищны для тех, кто по ним вынужден работать. Т. е. они, может, и подошли бы для конвейера по сборке примусов (если, конечно, примусный профсоюз мышей не ловит), но для редакции – никак. Директор намерен запретить журналистам покидать рабочее место без разрешения начальства, использовать обеденный перерыв (30 мин.) не для приема пищи и приводить в редакцию посторонних лиц. И это притом, что всякий нормальный журналист по роду деятельности общается почти исключительно с посторонними лицами, ест, когда удобно (желательно с посторонними) и находится там, где полагает найти важную информацию.

С другой стороны журналист по Ярченкову обязан «повышать производительность труда, своевременно и тщательно выполнять работы по нарядам и заданиям, нормы выработки и нормированные рабочие задания, добиваться перевыполнения этих норм» (дословная цитата).

Нет, мы не будем язвить. Мы даже полагаем, что, если не по форме, то по сути, так работают развлекательные и рекламные издания, но никак не информационные газеты. Надо полагать, все время от момента прихода Ярченкова в «РК» до заведения против Романова уголовного дела директор добросовестно пытался сделать из газеты примусный конвейер, а редактор – оградить коллектив от этих поползновений. Может быть, редактору и удалось бы в конце концов отделить административный восторг от журналистики, обволочь энтузиазм Ярченкова семейственностью, но сменивший Троеглазова на посту мэра Александр Грошев почему-то принял от своего предшественника эстафету борьбы с Романовым. У нас нет ни одного логического объяснения такому обстоятельству, кроме уже приведенного по троеглазовскому поводу. Хотя выборы-то уже прошли.

Не будь мэрского обстоятельства, вряд ли бы было и уголовное дело, к подробностям которого и переходим.

Среди великого множества вариантов отбивания казенных денег есть и такой. Разнообразные, преимущественно московские, фирмы занимаются тем, что рассылают по стране приглашения принять участие в неких семинарах, симпозиумах, конференциях и пр. с очень научно-солидными названиями. Проходят подобные мероприятия исключительно в курортных зонах по всему миру и стоят, в сущности, столько же, сколько просто отдых на соответствующих курортах и в соответствующих отелях. В реальности вся научность таких симпозиумов сводится в лучшем случае к необязательному присутствию на необременительной и кратковременной лекции, а все остальное – солнце, море и т. д.

Рассылаются приглашения в расчете на две категории возможных клиентов – на не слишком чистоплотных руководителей частных фирм, которые не прочь представить перед своим коллективом отпуск служебной командировкой, и на чиновников, не брезгующих лишний раз оттянуться на море на казенный счет. В случае со вторыми подобная технология настолько вошла в их кровь, что не только не скрывается, но даже выставляется на показ. Например, на стене зала заседаний Ивановской городской думы висит памятный адрес от моряков Черноморского флота как знак того, что председатель г-н Куликов каждый сезон возит морякам подарки от ивановцев. Мы, конечно, любим черноморцев, но почему именно их, а не погранзаставу на море Лаптевых? Или по-другому – если мы любим именно черноморцев, то почему к ним ездит Куликов, а не пара-тройка пацанов из детского дома? Им бы вполне хватило тех 10 тыс., что рассчитаны на председателеву персону.

Так вот, г-н Ярченков в полном соответствии с мироощущением нового российского чиновничества объявил г-ну Романову (и не только ему, но и другим руководителям «РК») в начале сего года, что минувшая избирательная кампания принесла газете хороший доход и что в связи с таким приятным положением руководство «РК» может быть премировано подходящей командировкой на подходящий семинар. В свою очередь Романов в соответствии с собственным семейственным мироощущением повелся как мальчишка и нашел для себя такой фуфловый семинар, что и вовсе без лекций, но в египетской Хургаде. Не правильно повел себя редактор как с этической, так и с политической точки зрения. За что и поплатился.

Не прошло и пары месяцев после того, как Аркадий Иванович вернулся из Египта, а на прокурорский стол уже легла бумага от Ярченкова, где говорилось, что редактор «РК» съездил в отпуск на МУПовские деньги, а представил сие как командировку.

Поскольку Романов деньги за Хургаду в кассу «РК» вернул, а также учитывая безупречную прошлую биографию, суд дал ему самый минимум того, что возможно по такой статье. Без штрафа и без запрета занимать руководящую должность.

Последнее обстоятельство особенно любопытно. Ярченков (т. е. его представитель) просил суд лишить Романова права редакторствовать на три года. Ровно на то время, после которого истечет и срок его контракта с МУП «Редакция газеты «Рабочий край». И этот факт говорит о том, что дело не в Хургаде, а в редакторском кресле. К тому же есть сведения, что еще до решения суда велись переговоры с несколькими людьми по поводу возможного занятия ими этого кресла. Хотя после такого скандала вряд ли кто-то из ивановских журналистов согласится на подобное предложение.

Но суд решил так, как решил. А без его решения контракт с редактором досрочно может быть расторгнут только при едином мнении соучредителей – мэрии (т. е. Грошева) и коллектива журналистов (т. е. большинства голосов на собрании). Собрание коллектива прошло сразу после решения суда, и все семнадцать человек единогласно решили, что Аркадий Романов должен продолжать редакторствовать. Мэру итоги голосования доложили, и он с ними согласился, но все же предложил для обсуждения некий усредненный вариант. Романов временно уходит в заместители главного редактора, например, до погашения судимости, а все это время главным редактором будет кто-то из согласованных между журналистами и мэром кандидатур, скорее всего, Владимир Яковлев, ныне пресс-секретарь Грошева. Ярченков по этому варианту – уходит. Таким образом, «РК» остается таким, каким его привыкли видеть читатели.