Челобитчики

На главную

До сих пор это занятие считалось относительно безопасным.

Российские граждане, утомлённые той или другой бытовой или конституционной несправедливостью в отношении себя со стороны государства, писали жалобы, лучше коллективные, государству на государство. А так как российское государство многолико, то писать можно было хоть в какую-нибудь телекомпанию на казённом харче, хоть в прокуратуру или ФСБ, хоть даже в Газпром или Сколково, разницы нет никакой. Обычно государство жалобы не замечало, иногда умилялось наивности граждан, иногда пускало телевизионную слезу о холодном клозете, в который всё ещё ходит ветеран всех войн. В особых случаях и по блату жалобу мог принять президент в почти прямом эфире и, возможно, её исполнить…  Даже президент не всегда исполнял просьбы, так что уж там говорить о всяких прокуратурах.

Писание челобитных было ритуалом, похожим на похороны. Кто же будет обижать граждан за то, что они решили закопать свои обиды и чаяния с государственными почестями и под духовой оркестр, а не просто так. Я даже подозреваю, что в этом до последнего времени и состоял основной смысл существования российского государства — хоронить с государственными почестями чаяния граждан. За их счёт.

Но пришёл коронавирус, и процесс немного поменялся. Возможно, гражданам этого не довели, но они вот уже с 1 апреля живут в режиме ЧС, хоть и не объявленном, но действующем как минимум в части внимания государства к челобитным, число которых множится с разрастанием пандемии. Жалобы — это такая производная от пандемии. «Курсив» уже сбился со счёта опубликованных слёзных писем медиков и индивидуальных предпринимателей, владельцев больших торговых центров и маленьких лавчонок, брошенных на произвол судьбы  инвалидов и пенсионеров — в адрес губернаторов и мэров, президентов и меценатов, СМИ и просто добрых людей. Бьют и бьют поклоны по заведённой до коронавируса традиции, — как лоб только не расколется…

Граждане! Подписывая свои жалобы, имейте в виду, что с 1 апреля этого года государство ваши подписи не хоронит, а складывает в отдельные электронные папочки, аккуратно ведомые компетентными правоохранительными органами. А на папочке — подпись «склонен к нарушению режима повышенной готовности». Такова логика нашего  государства. Словосочетание «повышенной готовности» можно выкинуть, ориентируясь на недалёкую перспективу.

22.05.2020 08:21, Владимир РАХМАНЬКОВ