Свидетели и оковы

На главную

Интервью иеговиста Дмитрия из Шуи для The Insider (речь, видимо, идёт о Дмитрии Михайлове. — «К»).

20 апреля прошлого года ко мне пришли с обыском, изъяли всю технику, бумаги, книги. Отвезли на допрос, но вскоре отпустили под подписку о невыезде. Возбудили уголовное дело по статье «Участие в продолжении деятельности экстремистской организации». Я сразу сказал им, что Верховный суд принял решение в отношении юридических лиц. А я обычный верующий человек и не имею отношения к этим запрещённым юридическим лицам, я просто реализую своё конституционное право на свободу вероисповедания.

29 мая мне позвонил человек, представился сотрудником ДПС и сказал, что в мою машину кто-то въехал. Попросил меня выйти и оформить бумаги. Я вышел, ничего не подозревая, не успел дойти до машины, как меня схватили, без объяснений посадили в машину и отвезли в Следственный комитет.

В СК следователь сказал, что против меня возбудили ещё одно уголовное дело. На этот раз в связи с финансированием запрещенного юридического лица «Управленческий центр свидетелей Иеговы». Я сказал следователю, что ничего не финансировал и не понимаю вообще, в чём суть этого обвинения, и какое это имеет отношение к моим религиозным убеждениям. В рамках этого дела позднее возбудили несколько уголовных дел, в том числе против моей супруги. Всего около шести человек по нему проходят.

Суд принял решение поместить меня в СИЗО, и с 4 июня до 15 ноября 2018 года я находился там. Следователь за эти полгода ни разу не появился. Приходили сотрудники ФСБ из отдела по борьбе с экстремизмом. Беседы с ними сводились к тому, что мне, чтобы выйти, нужно дать признательные показания. Они говорили: «Вы потеряете всё, жена от вас уйдёт, вам будут созданы тяжёлые условия. Вам это надо?» Я говорю: «Мне не надо проблем в жизни, но я не собираюсь отказываться от своей веры и считаю, что всё происходящее — преследование за инакомыслие, за мои религиозные убеждения».

В одной из бесед эти сотрудники ФСБ мне сказали: «Мы знаем, что вы никаких уголовных преступлений не совершали, но сейчас нужно, чтобы это дело пришло к логическому завершению. Было много усилий потрачено в связи с этим делом. И сейчас, если вы признаете вину хотя бы по одной статье, мы вам гарантируем, что уже завтра следователь вас отпустит из СИЗО. Он может это сделать даже без решения суда. А потом на суде вам дадут мягкое наказание, может быть, два года, а может быть, условное, но, по крайней мере, не 8–10 лет, как вам сейчас грозит». Я спросил: «А что вы хотите взамен?» Они сказали: «У вас же наверняка есть какие-то контакты и информация о других людях. Нам нужна вся эта информация для начала». «Иначе, — сказали, — если не согласитесь, в СИЗО окажется и ваша жена, а потом вы оба поедете отбывать срок в колонии, мы вам это обещаем».

Они сказали: «У вас же наверняка есть информация о других людях. Если не расскажете, в СИЗО окажется и ваша жена, а потом вы оба поедете отбывать срок в колонии, мы вам это обещаем».

В СИЗО меня поместили в так называемую пресс-хату. Я не буду рассказывать подробности, скажу лишь, что там заключённые надо мной издевались, оказывали эмоциональное и физическое давление. Позднее они поменяли своё отношение ко мне, сказали: «Ты действительно верующий человек, а нам представили тебя как экстремиста, преступника, который под видом религии совершает преступления».

На что я сказал, что если бы это было так, то за это время против меня возбудили бы не одно уголовное дело, и были бы потерпевшие. После чего эти заключенные сделали запрос в город, где я живу, в местный криминалитет, и поинтересовались, связан ли я с какими-то противоправными действиями, состою ли в местных криминальных структурах, или, может быть, замечен был. Оттуда им пришёл ответ, что нет. В конечном счёте, они даже извинились передо мной. Такое изменение произошло в сознании людей, которые, в общем-то, заинтересованы были в оказании давления, поскольку им за это предусмотрены разные преференции. Это очень приятно было.

С тех пор как меня отпустили, я езжу в Следственный комитет в Иваново, поскольку дело было передано из Шуи в областной центр. Продолжаются следственные действия. Они ещё только приступают к проведению экспертиз, о которых они говорили в течение всего времени, пока я находился в СИЗО. И следователь, когда мы были у него с адвокатом, сказал такую интересную мысль. Он сказал: «Теперь давайте попробуем поработать честно». Я поинтересовался, что он имеет в виду. Он сказал: «В правовом поле». Получается, всё, что было до этого, — это было вне правового поля.

Во время одной из встреч я спросил у следователя: «Как вы относитесь к словам президента о том, что преследования в адрес свидетелей Иеговы — полная чушь, что Россия вообще-то многоконфессиональное и светское государство». Он сказал: «Мы-то всё отслеживаем, внимательно за этим следим, а также за реакциями международных организаций». То есть они следят за реакцией общественности, правозащитников.

Я и моя жена работаем дворниками. Пока я был в СИЗО, к моему начальнику приходили сотрудники ФСБ и говорили, что мы экстремисты, и нас нужно уволить. Когда я вышел из СИЗО и пришёл на работу, начальник рассказал, что уже готов был меня уволить, но решил поподробнее исследовать это дело, какие-то звонки сделал, чтобы уточнить, что к чему, и в конечном счете нас не уволили. Хотя работу дворника найти не проблема. Не много желающих улицы мести.

Я у фсбшника спрашивал: вы сами-то понимаете, в чём заключалась деятельность этого юридического лица, в которой нас обвиняют? И судя по его ответу, он сам этого не знает. Знает лишь, что мы что-то проповедовали. То есть, у них вообще нет понимания вопроса, они просто выполняют приказ или, точнее, заказ. С моей точки зрения, всё, что происходит, — это заказ. Чей — не знаю, но очевидно, что заказ.

Пока я был в СИЗО, к моей жене постоянно приходили, давили на неё, кричали, что мы всё потеряем и будем вздрагивать от каждого стука в дверь. На самом деле, у них нет никаких доказательств, что свидетели Иеговы участвуют в каких-то экстремистских действиях. Поэтому они давят на людей, чтобы выбить из них признательные показания.

После всего этого моё доверие к власти и к правоохранительным органам полностью подорвано. Я честный человек, стараюсь жить по библейским законам и по отношению к государству, и по отношению к обществу. Я никогда не думал, что против меня возбудят уголовное дело и объявят меня преступником. Раньше я был уверен, что сотрудники правоохранительных органов — это люди, поставленные защищать интересы гражданина и общества, а сейчас, на фоне этих событий, в это верится с трудом.

17.04.2019 08:28, Евгения ТАМАРЧЕНКО