Избирательные законы с избирательным применением

На главную

«Власть не может требовать уважения к закону, когда сама его не уважает». Анатолий Кони.

В прошлой серии нашего сериала про выборы в Плёсе мы рассказали об ошибках кандидатов, из-за которых их сняли с выборов. Да, поводом для отмены регистрации стали формальности, но закон есть закон и его надо соблюдать. С лишёнными статуса кандидатов всё понятно, для них эта кампания — хороший урок для успешного старта на муниципальных выборах-2020.

А пока снятые делают работу над ошибками, мы посмотрим, как дела с соблюдением формальностей у других игроков на плёсских выборах.

По закону государственные органы и органы местного самоуправления обязаны оказывать содействие комиссии в реализации её полномочий: предоставлять помещения, транспортные средства, техническое оборудование, средства связи.

Но в Плёсе при организации довыборов администрация почему-то самоустранилась от этих обязанностей, и члены избирательной комиссии вынуждены были искать выходы для осуществления своих полномочий. Выходы разные, в том числе и противоречащие закону. Например, печатать документы на домашних и личных принтерах, хранить документы не в помещении избирательной комиссии.

Но если избирательной комиссии власти не содействовали, то команде политтехнологов из Москвы помогали очень активно: решили вопросы с их проживанием в Плёсе, отдали распоряжение о безвозмездном предоставлении муниципальных помещений под проведение предвыборных «социологических опросов». Кем и из каких источников была оплачена деятельность московских политтехнологов на плёсской предвыборной поляне — очень интересно. Ведь выводы напрашиваются сами собой: администрацию не заботит нормальная работа избиркома, зато чиновников волнует победа «Единой России» на довыборах.

Невзирая на ограничения, предусмотренные законом для государственных и муниципальных служащих на участие в политической жизни, чиновники Приволжского района активно участвуют в продвижении партийных интересов, как правило, в рабочее время. Замглавы администрации Приволжского района Соловьёва вместе с подчинёнными в рабочее время проводит агитационные встречи с кандидатом от «Единой России». Заместитель по районным финансам Частухина, тоже в рабочее время, выступает в качестве курьера при истребовании доказательств в поддержку иска против конкурентов единороссов. Зампредседателя правительства Ивановской области рекомендует через своих подчинённых сняться с выборов кандидатам-самовыдвиженцам. Но всё это останется незамеченным, нарушителей прикроют и, может, даже наградят за рвение.

Чудесную гибкость проявил Приволжский районный суд. Подробно оценивать законность принятого им решения об отмене регистрации кандидатов мы не будем — недостаточно грамотны в юриспруденции. Однако ряд моих личных наблюдений позволяет мне говорить о том, что суд не был справедливым и беспристрастным.

Во-первых, спешка, с которой суд удовлетворял иск Блёскина по снятию его конкурентов. Иск был подан в четверг вечером, в пятницу утром расписан по судьям, к обеду назначили дату суда... Похвальное рвение и скорость! Если бы при этом успели направить иски ответчикам и заинтересованным лицам. Или им необязательно знать, в чём их обвиняют? Хотя бы примерно — чтобы подготовиться к защите. Иски, как ни странно, были направлены кандидатам в день, когда судебные разбирательства уже подходили к концу.

Во-вторых, налицо было страстное стремление суда обеспечить доказательствами истца Блёскина. Помощники судей настойчиво названивали председателю избирательной комиссии с требованием представить документы, которые помогли бы истцу с доказательной базой.

В-третьих, затягивание процедур, связанных с возможностью защиты прав кандидатов, чья регистрация оспаривалась. Это и несвоевременное направление исков, затягивания в выдаче решения и в приёме апелляционной жалобы.

В-четвертых, отказ суда разбираться в вопросах законности получения документов, на которых основан иск Блёскина.

В-пятых, нежелание суда привлечь к разбирательствам ответчика, Плёсскую избирательную комиссию, зарегистрировавшую кандидатов. И привлечение к разбирательствам в качестве заинтересованных лиц представителей территориальной и региональной избирательной комиссии, не имеющих прямого отношения к проходящим выборам в Плёсе.

Заметную активность при снятии конкурентов единороссов с выборов в Плёсе проявляют и территориальная избирательная комиссия Приволжского района, и избирательная комиссия Ивановской области.

Вышестоящими комиссиями себя позиционирует те, кто формально не имеют никаких полномочий на выборах в Плёсе. И представители этих комиссий в ручном режиме руководят действиями избиркома Плёса, что, однако, не всегда приводит к соблюдению предусмотренных законом процедур по организации выборов. Но это почему-то мало беспокоит «вышестоящие комиссии», а вот в процессе снятия кандидатов они вдруг становятся «заинтересованными лицами» и находят время на поддержку позиции кандидата от ЛДПР Блёскина.

Позиция избирательной комиссии Ивановской области в деле снятия кандидатов в Плёсе за огрехи в документах уже после их регистрации становится ещё более подозрительной, если мы вспомним, что именно избирательная комиссия Ивановской области защищала решение тейковской комиссии о регистрации кандидатов на основе полностью сфальсифицированных подписных листов. 

Для меня столь противоречивое отношение ИКИО к решениям комиссий о регистрации кандидатов объясняется просто: в Тейкове речь шла о фейковых кандидатах, выполнявших задачу по отъёму голосов у реального кандидата — конкурента единоросса, а в Плёсе, наоборот, — о регистрации кандидатов-самовыдвиженцев, посмевших составить конкуренцию единороссам. Конечно, возможно, существуют некие юридические формальности, которые позволяют представителям избирательной комиссии Ивановской области отстаивать регистрацию кандидатов-мошенников и настаивать на отмене регистрации кандидатов-новичков, но неискушённые в тонкостях законоприменительной практики избиратели видят в этом предвзятость избиркома Ивановской области.

Вызывает недоумение политика Ивановской области в части обучения членов избирательных комиссий, организующих выборы. Увлекшись обучением разного рода «молодёжных избиркомов», проведением конкурсов и тестирований среди детей (что, наверное, само по себе и неплохо), ИКИО почему-то совсем не озаботилась обучением тех, кто проводит выборы. 

В случае с избирательной комиссией Плёсского городского поселения это вылилось в полный провал деятельности по организации довыборов в Плёсский совет депутатов. И привело к игнорированию выборного законодательства со стороны членов комиссии, снятию зарегистрированных кандидатов, созданию сложностей для кандидатов и разочарованию в выборах избирателей.

Можно было бы согласиться с судом, что неопытные в политической борьбе кандидаты должны были идти на выборы подготовленными и неукоснительно соблюдать все изощрённые требования закона к документам и соблюдению процедур. Но мы уже познакомились с тем, как эти тонкости выполняет избирательная комиссия Плёса, уполномоченная организовать выборы.

Сформированная летом 2018 года избирательная комиссия Плесского городского поселения не принимала участия в проведении ни одной избирательной кампании, большинство её членов ранее не принимали участие даже в работе избирательных комиссий. Перед выборами с членами комиссии не провели ни одного обучающего мероприятия, не дали ни методические рекомендации, ни инструкции. Всё это не могло не отразится на качестве организации выборного процесса на выборах в Плёсе. Рассмотрим лишь некоторые примеры.

Не дождавшись от администрации Плёса должного оснащения комиссии техникой, председатель комиссии Светлана Клочева решила, что вести документацию комиссии на чужих компьютерах и хранить документы комиссии в неприспособленных местах гораздо проще, чем добиваться от чиновников администрации всего, что необходимо для исполнения своих полномочий.

Может показаться, что ничего страшного в том, что поданные кандидатами документы хранились не в помещении комиссии, а за её пределами, для некой «работы», нет. Но не это ли стало причиной того, что из плёсской избирательной комиссии документы кандидатов неведомым образом попали в руки кандидата от ЛДПР Блёскина, который подал иск в суд с описанием погрешностей в документах конкурентов. 

Председатель избирательной комиссии уверяет, что никто, кроме членов комиссии, не имел доступа к документам. Но из неофициальных источников известно, что она отправляла документы в «Иваново, на проверку». Связано ли это с предусмотренной законом процедурой внесения информации в государственную автоматизированную систему «Выборы» и проверкой подписей в подписных листах или это была некая иная «проверка» — неизвестно. И факт остаётся фактом: сведения, содержащиеся в документах кандидатов и не подлежащие опубликованию, незаконно оказались в руках их конкурента.

Что явилось причиной утечки информации — халатная организация работы плёсской комиссии или преступные действия членов избирательной комиссии и сотрудников ГАС «Выборы» — нам не известно, но факт незаконного доступа к документам кандидатов неустановленных лиц, находящихся в сговоре с кандидатом Блёскиным, установлен.

Однако незаконный доступ к документации избирательной комиссии Плёса с персональными данными кандидатов почему-то совсем не взволновал ни региональную избирательную комиссию (обычно излишне обеспокоенную доступом к персональным данным со стороны наблюдателей и членов комиссии с правом совещательного голоса), ни прокуратуру, ни суд.

Нежелание вникать в тонкости избирательного процесса и соблюдать предусмотренные законом процедуры привело к тому, что на дополнительных выборах в Плёсе будут использованы незаконно изготовленные бюллетени. Плесская комиссия вообще не принимала решения о форме и тексте бюллетеня, которое должна была принять не позднее, чем за 20 дней до дня голосования. Найти следы распоряжения комиссии о печати бюллетеней тоже не удалось.

По договору с типографией бюллетени должны были быть изготовлены до 1 февраля. Но по «распоряжению сверху» печать бюллетеней намеренно затягивалась до окончания суда по отмене регистрации кандидатов, чтобы в них не фигурировали те, кто должен был победить.

Ни одного решения комиссии по поводу изготовления бюллетеней не существовало в принципе. Просто одна из членов комиссии, вероятно по просьбе председателя, занялась вопросом печати бюллетеней. И уже по собственному усмотрению решала этот вопрос. Захотела — заказала от имени комиссии печать бюллетеней в том количестве и виде, в котором посчитала нужным; захотела — пересмотрела сроки их изготовления; а в конце вообще отдала самовольное распоряжение об исключении из бюллетеня зарегистрированных кандидатов.

Ивановская типография «Диана» также поступила неосмотрительно, печатая бюллетени в отсутствие распоряжения избирательной комиссии о печати бюллетеней утверждённой формы, руководствуясь лишь «заявкой» и сообщениями по телефону официально не уполномоченного лица. Насколько я понимаю, за незаконную печать бюллетеней предусмотрена уголовная ответственность, но что-то мне подсказывает, что про неё в данном случае никто не вспомнит.

Примечательно, что типография «Диана», незаконно изготовившая избирательные бюллетени, уже поучаствовала в выборных скандалах. На выборах президента в 2018 году именно эта типография печатала листовки для ивановского штаба Навального, связанные с забастовкой избирателей. И менеджер именно этой типографии сначала получила от руководителя штаба деньги, а потом позвонила в полицию с сообщением о «противодействии избирательному процессу».

В случае с плёсскими бюллетенями менеджеры типографии почему-то не проявили бдительности, а полицейские Октябрьского РОВД, которым сообщили об уголовном преступлении, не проявили той прыти, с которой ринулись обыскивать штаб Навального и привлекать руководителя штаба Николая Дьячкова к административной ответственности за создание помех в работе избирательной комиссии.

Избирательная комиссия Плёсского городского поселения почему-то считает возможным не информировать избирателей о ходе кампании (не обнародовано ни одно решение комиссии); пренебрегает своей обязанностью сообщать кандидатам о недостающих документах, а также о заседаниях, связанных с вопросами их регистрации; заменяет по своему усмотрению сведения о кандидатах и так далее. Недоработки комиссии приводят к тому, что кандидаты вынуждены тратить дополнительное время и средства, чтобы выполнить требования, предъявляемые к ним законом.

В качестве оправдания своих промахов и прямых нарушений закона члены плёсской избирательной комиссии всякий раз вспоминают: «ну мы же первый раз», «ну мы же не знали», «ну нам же не сказали». Очень похоже на оправдания снятых с выборов кандидатов, которые поплатились за свою инфантильность лишением права быть избранными и подверглись разбирательствам в суде, не правда ли?

Но в случае с членами избирательных комиссий (как впрочем и с чиновниками, представителями суда и пр.) ситуация складывается почему-то совсем по-другому: они не только не пострадают за свои ошибки и нарушения, но и будут вознаграждены за свою работу. Зарплатой, которую выплатят из денег налогоплательщиков. Несправедливо это.

«Голос»

13.02.2019 08:25, Ирина МАЛЬЦЕВА