Преследователи

На главную

В уголовном деле по обвинению вице-премьера правительства Ивановской области Дмитрия Куликова грядёт неожиданный поворот. Стало известно, что ожидается прокурорская проверка в отношении ведущих это резонансное дело следователей ивановского областного управления СК РФ. Не исключено, что по её итогам вопросы к следователям должны возникнуть и у главы Следственного комитета Александра Бастрыкина.

Вкратце напомним суть дела. Правоохранители инкриминируют Дмитрию Куликову два эпизода: согласно первому, вице-премьер путём обмана якобы получил от бывшего мэра Иванова 5 млн рублей, пообещав ему решить вопросы с землёй. Кроме того, ему инкриминируется получение взятки в сумме около 200 тыс. рублей в виде аренды автомобиля по заниженной стоимости. По версии следствия, таким образом некая фирма якобы расплатилась с Куликовым за лоббирование строительства на территории области полиэфирного комплекса.

Надо отметить, что единственным акционером полиэфирного комплекса, покровительство которого якобы осуществлял Куликов, со 100-процентной долей акций являлось правительство Ивановской области. Задержали Куликова в мае прошлого года. Дело в отношении вице-премьера подавалось как яркий пример борьбы с коррупцией. Вина чиновника полностью доказана, уверяло следствие. Так, показания против Куликова дали экс-мэр Сверчков и бывший руководитель аппарата Ивгордумы Константин Главчев, который якобы выступил в роли посредника при передаче взятки. Кроме того, при обыске у Куликова был найден договор аренды транспортного средства.

Однако наблюдатели обращают внимание: минувшей весной экс-мэр Сверчков сам был задержан за взятку (часть которой, по его словам, предназначалась Куликову). О передаче части денег Куликову он рассказал, заключив сделку со следствием, – есть такая форма в нынешнем судопроизводстве: даёшь показания, а взамен тебя судят в упрощённом порядке и максимальный срок тебе не грозит. То есть, таким образом Сверчков облегчил свою участь, начав давать следствию нужные показания вместо данных ранее, видимо, в расчёте на условный срок.

Однако судья, рассматривавший дело Сверчкова, решил сам проверить все факты и не стал рассматривать дело в упрощённом порядке, приговорив в итоге бывшего мэра к пяти годам колонии строгого режима. Сверчков был ошарашен. После оглашения приговора он прямо в зале суда заявил журналистам: ему обещали условный приговор, но, получается, «обманули»!

Естественно, у многих возник вопрос: насколько после этого можно доверять показаниям против Куликова при отсутствии иных доказательств? Вот и по поводу эпизода с арендой машины защита Куликова недоумевает: как можно вменять взятку в виде аренды автомобиля, если факт дачи взятки не зафиксирован, все допрошенные лица взятку отрицают, указывая на исключительно гражданско-правовые отношения, а взяткодатель не установлен?

По-видимому, следователи решили, что раз никто не признался, то аренда машины сама по себе и была не чем иным, как взяткой, а переговоры о взятке между Куликовым и «неустановленным взяткодателем» вёл «неустановленный посредник». Не слишком ли много неустановленного? Похоже, что и суду такие доводы показались не слишком убедительными — несмотря на позицию следствия, Куликова не стали отправлять в камеру, а назначили ему меру пресечения в виде домашнего ареста. А позже и вовсе отпустили его под залог.

И вот теперь разбираться в работе правоохранителей из Иванова должна Генеральная прокуратура. Поводом для этого стали всплывшие факты о возможных незаконных методах ведения следствия. Вопросы вызвала обнаружившаяся аудиозапись очной ставки, которую проводил следователь по особо важным делам УСКР по Ивановской области Павел Куйдан 5 апреля 2017 года между Дмитрием Куликовым и Константином Главчевым. В ходе её Главчев неожиданно изменил показания. Если прежде он уверял, что передавал деньги, то теперь заявил: да, он отдавал Куликову какие-то свёртки, но что в них было, он не знает. После этого следователь вдруг объявил перерыв. Куликов со своими адвокатами вышел в коридор, а Главчев остался со следователем. Запись разговора, происходившая, предположительно, в этом кабинете, и попала в поле зрения прокуроров. Не возьмёмся однозначно утверждать, что зафиксирован именно разговор между сотрудником Следственного комитета и главным свидетелем – экспертизу никто не проводил. Потому можно говорить лишь о том, что звучащие голоса очень похожи на голоса тех, кто оставался в кабинете.

«А сейчас чего нужно-то, сейчас?» – интересуется один участник разговора. Собеседник его инструктирует: «Ну, я не знаю, возможно, деньги. Деньги, конкретно, – деньги были. А то – вы не видели. Вы сами отсчитывали (их) в декабре. Сами говорите. Если будут сейчас такие вопросы задавать, конкретно говорите: деньги». После чего он конкретно указывает, что нужно отвечать на вопросы о точных местах и датах, когда Куликову якобы передавались свёртки с деньгами.

И ещё один занятный момент. Во время очной ставки следователь, сложилось такое впечатление, несколько раз словно бы намекал защитникам Куликова: мол, было бы неплохо, если бы кто-то смог повлиять на начальника управления Александра Булаева, и тогда он будто бы сможет убрать из дела эпизод с арендой машины. Прозвучало и вовсе откровенное замечание – кто именно должен договариваться и с кем: «Главное, чтобы наш с губернатором договорился». Как понимать всё это?

Есть надежда, что Генеральная прокуратура в ходе проверки разберётся с методами работы ивановских следователей. Ведь нельзя не обращать внимания на то, что объёмы злоупотреблений при расследовании дел по фактам коррупции в отношении региональных чиновников достигают пугающих масштабов, отчего продолжать политику невмешательства надзорного ведомства в деятельность следователей далее невозможно.

«Версия»

24.07.2017 10:31, Максим МАРКУС