В чём «провинилась» Светлана Романчук

На главную

Казалось, жители Ивановской области уже привыкли к скандалам в высших этажах власти, но отставка Светланы Романчук с должности директора департамента здравоохранения и возбуждение в отношении неё уголовного дела по статье 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями), взбудоражили общественность.

Светлана Романчук пришла в правительство в конце 2015 года и активно начала наводить порядок в областном здравоохранении. Естественно, это понравилось далеко не всем.

Вот что ответила теперь уже бывший директор департамента здравоохранения на вопрос журналиста Алексея Машкевича: что послужило причиной отставки и последующих событий?

Всё случилось после того, как были вскрыты факты неправомерного расходования государственных денег в ряде лечебных учреждений. Например, в онкодиспансере при проверке департаментом были выявлены, с нашей точки зрения, финансовые нарушения в части ремонта медицинского оборудования, которые нанесли бюджету ущерб не менее 5 млн рублей. Но мы не следователи, и обратились с информационным письмом к губернатору с предложением передать данные проверки в правоохранительные органы. С моей точки зрения, были все основания для увольнения главного врача онкодиспансера Владимира Козлова... Впоследствии мы передали документы проверки в Следственный комитет. Это было сделано не так давно, и, к сожалению, на момент моего увольнения никакой реакции не последовало. Зато ФСБ почему-то прислушалась к аргументам представителей тех частных медицинских компаний, которые задействованы в этой истории и которые совместно с некоторыми недобросовестными руководителями больниц и расхищают денежные средства, выделенные на ремонт медицинского оборудования. 

Когда Светлана Романчук говорит о «частных медицинских компаниях», в первую очередь речь идёт о фирмах, подконтрольных некоему Саргису Левоновичу Арутюняну.

Саргис Арутюнян — личность, как говорится, «широко известная в узких кругах». Его достижения на ниве ивановской медицины в 2014 году оценил даже Ленинский районный суд г. Иваново. Оценил по части 3 статьи 291.1 УК РФ (посредничество во взяточничестве, совершённое группой лиц по предварительному сговору или организованной группой в крупном размере). Деньги Саргис Арутюнян передавал главному врачу Кинешемской центральной городской больницы за помощь в выигрыше тендеров на поставку оборудования.

В результате Арутюнян и его товарищи отделались штрафами, а несерьёзность наказания, очевидно, убедила Саргиса Левоновича в том, что в медицинской сфере можно делать большие деньги с малыми рисками, и к настоящему времени его бизнес-интересы распространились на всю Ивановскую область.

Сколько конкретно фирм и фирмочек контролирует Саргис Арутюнян, сказать сложно, но, по нашему мнению, в их число входят: ООО «М7 Скорая Инженерная Служба», ООО «Аркадия», ООО «АВС», ООО «Филиал ДжиЭс медикал сервис», ИП Арутюнян С.Л.

О методах работы подобных фирм бывший директор АО «Медтехника» Сергей Бабкин рассказывает следующее:

— Приведу пример. Вот сейчас ивановская ГКБ 4 заключила договор с частной фирмой на техническое обслуживание медицинского оборудования. Стоимость обслуживания 6,5 тыс. рублей в месяц, а включает этот договор обслуживание рентгеновского оборудования, лабораторного оборудования, да всего оборудования больницы. Думаю, вы представляете, что такое ГКБ 4 — это одно из крупнейших медицинских учреждений областного центра, оснащённое самым современным, дорогостоящим оборудованием.

Другой пример. Фирма «М7 СИС» выслала свои коммерческие предложения во все лечебные учреждения области. Что же она предлагает? А предлагает она Фурмановскую городскую больницу обслуживать за 9 тыс. рублей в месяц, Южскую ЦРБ - за 9 тыс. рублей в месяц, наркодиспансер — за 4 тыс. рублей в месяц и т.д.

АО «Медтехника» занимается обслуживанием и ремонтом медицинского оборудования с 1964 года, у нас специалисты высочайшей, я не побоюсь этого слова — уникальной квалификации, с огромным стажем работы. Мы прекрасно понимаем, что за предлагаемые деньги невозможно обслуживать современное, высокотехнологическое оборудование, оборудование, которое подчас стоит десятки миллионов рублей. Это обман. Поэтому мы не может предлагать свои услуги на подобных условиях и обслуживание уходит к частникам.

Всё-таки не совсем понятно. Если обслуживания нет (а за 4-6-9 тыс. в месяц, как мы выяснили, его и быть не может), оборудование ведь начнёт ломаться. И его придётся ремонтировать тем, кто обслуживает, за эти же 4-6-9 тыс. в месяц.

— Нет, не за эти, за другие. Ремонт в техническое обслуживание не входит. Когда оборудование ломается, обслуживающая фирма составляет техническое задание, и ремонт оплачивается уже по отдельным договорам за счёт лечебного учреждения.

В этом вся суть. Сначала разыгрывается обслуживание, фирма демпингует и получает заказ. Обслуживание, естественно, не ведётся, что приводит к поломке оборудования. А это и нужно недобросовестным людям. Теперь наступает время больших денег.

Но ведь ремонт тоже разыгрывается через аукционы?

— Не всегда. Но дорогостоящий — через аукционы. Только здесь вот какая хитрость. Если я обслуживаю оборудование, то доступ к нему имею только я, вы туда подойти не имеете права — это на законодательном уровне. И техническое задание на ремонт составляю тоже я. И здесь открывается широкое поле для непорядочных людей.

Я могу просто вывести оборудование из строя. Выну какую-нибудь деталь (а они сейчас стоят и сотни тысяч, и миллион), поставлю на её место сломанную, и скажу главному врачу: вот, у вас сломалась деталь, а ещё сломалось «то-то, то-то и то-то».  Главный врач скажет: составляй техзадание, будем объявлять аукцион. И вот я составляю техзадание, и мы выходим на аукцион: я и вы. Но я-то знаю, что «то-то, то-то и то-то» не ломалось, а необходимая деталь у меня в кармане. Предположим, деталь стоит 500 тыс. рублей, остальной ремонт еще 500 тыс. рублей — всё вместе 1 млн рублей. Вы меньше 1 млн рублей, естественно, предложить не можете, чтобы не работать в убыток. А я могу — деталь мне покупать не надо, про другой ремонт я знаю, что он не нужен. Начинается аукцион, начальная цена — 1 млн рублей. Следующий шаг — 900 тыс. рублей. Вы понимаете, что за 900 тыс. рублей вы не сделаете необходимый ремонт, и уходите с аукциона. А я побеждаю, и 900 тыс. рублей мои.

Но это же уголовное преступление!

— Да. Но чтобы доказать его, нужны оперативные действия, грамотные специалисты — у правоохранителей нет таких возможностей.

Есть и другие способы заработать. Например, повредить программное обеспечение оборудования, которое стоит и десятки, и сотни тысяч рублей. Которых у главного врача нет. Вот и предлагает этот нечистоплотный исполнитель по дешёвке своё программное обеспечение. Этого делать нельзя, это недопустимо, но это делается. Что говорить про программное обеспечение — конструктивные изменения вносятся в оборудование!

Это как?

— А так. Главврач от безденежья готов пойти на всё, чтобы оборудование работало. Сломалось оборудование — главврач обращается к обслуживающей организации: сделайте хоть что-то, Христа ради. Те говорят: хорошо, вот — по каталогу завода — чтобы устранить эту неисправность, необходимо 100 тыс. рублей, а мы за 50 тыс. рублей сделаем. Главврач: здорово, делайте. И те делают. Что на самом деле они делают никто, кроме них самих, не знает. Через какое-то время они демонстрируют врачам оборудование: видите, показывает; правда, здесь что-то серенькое, а здесь какая-то рябь, но в принципе — работает. А как работает, как показывает, соответствует ли это тому, что показывает — большой вопрос.

Страшные вещи вы рассказываете.

— А они страшные и есть. Мы работаем по 44-му ФЗ (федеральный закон о государственных закупках. — «К»), по которому, кто меньшую сумму назначил, тот и победил. А хотите, я вам расскажу, как проходят эти аукционы?

Очень интересно.

— Не то слово!

Вот, к примеру, аукцион по оказанию услуг по техническому обслуживанию и плановому ремонту медицинской техники в ОБУЗ «Ивановский онкодиспансер». Дата проведения: 03.03.2016. Начальная цена: 3 млн 815 тыс. рублей.

В ходе аукциона один из участников аукциона — ООО «М7 СИС» — снижает стоимость выполнения работ в 15 (!) раз, до 247 тыс. 974 рублей. Естественно, в аукционе побеждают они, потому что все остальные участники понимают, что за эти деньги то, что указано в техзадании, выполнить невозможно.

Что происходит дальше? Контракт между ООО «М7 СИС» и онкодиспансером заключается 21 марта, но уже 28 марта он расторгается «по обоюдному соглашению сторон». Не могу сказать, почему онкодиспансер пошёл на расторжение договора, не потребовав ни компенсации, ни штрафных выплат, да и не об этом сейчас. Через два месяца контракт разбивается по частям, и его снова выигрывает ООО «М7 СИС», но теперь уже за нормальную сумму.

Есть же какие-то меры воздействия на участников аукционов, которые выигрывают, но не исполняют контракты?

— По закону — есть. То же ООО «М7 СИС» в прошлом году выиграло контракт по Шуйской ЦРБ и отказалось его выполнять. Главный врач Шуйской ЦРБ направила в ФАС документы с требованием включить ООО «М7 СИС» в реестр недобросовестных участников аукциона. ФАС отказал, обосновав тем, что это единичный случай. Хотя я вам назвал уже несколько случаев, и это далеко не всё.

А что же департамент здравоохранения, почему он не выходит в прокуратуру, в ФАС?

— Каждое лечебное учреждение является самостоятельным юридическим лицом, оно ведёт самостоятельную хозяйственную деятельность.

В прошлом году департамент здравоохранения попытался заняться контролем выполнения договоров обслуживания и ремонта со стороны частных фирм в учреждениях, которые подчинены департаменту. Пригласили нас в качестве экспертов. Наши специалисты провели в нескольких лечебных учреждениях проверки выполнения договоров. Было выявлено, что в Лухской и Тейковской ЦРБ ремонт оборудования не проводился, а акты подписывались и деньги платились.

Тут же со стороны частных фирм посыпались жалобы в прокуратуру, в ФАС — дескать, департамент здравоохранения нарушает свободу конкуренции, руководитель департамента зажимает частные организации, нарушает 44-й ФЗ. В результате, департаменту было указано на недопустимость таких действий.

Получается, вроде идёт борьба с коррупцией, а в итоге наносится удар по здравоохранению.

Главная причина, по которой «Медтехнику» хотят убрать с рынка, заключается в том, что не будет её — департамент здравоохранения вообще не будет знать, что творится с обслуживанием и ремонтом медицинской техники. В этой сфере останутся только две стороны: частная фирма и главный врач, которые всегда могут между собой договориться. Могут разыграть аукцион на ремонт исправной техники, могут договориться с ценой аукциона. АО «Медтехника» принадлежит правительству Ивановской области. Учредитель этой организации — департамент имущества Ивановской области. Вся прибыль, которую получает предприятие, идёт в доход бюджета региона. И пока АО «Медтехника» существует — она препятствует мошенническим схемам и коррупционным возможностям.

Стоит добавить, что рынок услуг по обслуживанию и ремонту медицинского оборудования в Ивановской области исчисляется сотнями миллионов рублей в год, и становится ясно, насколько серьёзно настроены люди, которым Светлана Романчук попыталась помешать воровать бюджетные деньги.

26.06.2017 07:45, РЕДАКЦИЯ