Полиция на кладбище

На главную

Сценаристы, изнывающие от отсутствия идей для оригинальных сквозных сюжетов к детективным телесериалам, могут обращаться к тейковской действительности и черпать большой ложкой.

В недавнем прошлом начальник межмуниципального отдела МВД «Тейковский», а ныне обвиняемый в применении пыток Константин Курников проводил воспитательные беседы со своими оперативниками — на городском кладбище. Нет-нет, пытки, — это к задержанным по подозрению в чём-нибудь. Кладбище — для подчинённых. Строгая и печальная атмосфера бренности жизни для организации пущей полицейской работоспособности и повышения процента раскрываемости преступлений. Каковой в Тейковском районе Ивановской области в бытность Курникова начальником достигал 87%. Что является рекордом для области, России и мира, если, конечно, не считать тоталитарные режимы со 100-процентной раскрываемостью любых правонарушений, происходящей от лёгкости процедуры назначения виновного.

Какова придумка! Чем прочнее в полицейской голове засядет мысль о бренности жизни, тем будет выше процент раскрываемости. Ведь такая мысль как ничто другое облегчает сбор и закрепление доказательств, из которых наиважнейшим в нашей правоохранительной системе остаётся чистосердечное признание. Глянул на бренное тело подозреваемого, вздохнул философски, шлёпнул слегка по бренной заднице дубинкой — и вот уже чистосердечное признание. Заодно и вечную душу обладателя бренного тела облегчил.

Сериал, правда, получается несколько однообразным… Зато жизненным. Да и на что, в конце концов, режиссёр? Пусть разукрасит статичную из века в век атмосферу кладбища разнообразием дубинок, задниц и процессов их взаимодействия. Чего-чего, а это режиссёры умеют.

***

Метода была обнародована на первом процессе по «делу о пытках» в тейковском отделе полиции. Суд ничему не удивился и не уделил ей ровным счётом никакого внимания. Ограничившись особым порядком рассмотрения, т.е., как раз чистосердечным признанием — судили лейтенанта Максима Вознесенского, заключившего досудебное соглашение со следствием, выложившего всё как есть (подробнее прочитать можно здесь), заявившего, что действовал по указанию начальства, и рассчитывавшего на условный срок. В результате получил 3 года и 9 месяцев срока реального.

И вот здесь уместно будет вспомнить скандальное дело 4-летней давности. В том же тейковском райотделе, те же пытки, то же досудебное соглашение. Капитан Чугункин и старлей Кузнецов били мужичка на заброшенном картофелехранилище, заставляя сознаться в краже, которую он не совершал. Получили 3 и 3,5 года. Условных, как и договаривались. А почему? А потому что не сдавали своего начальника, памятуя о кладбище. Судила тогда сама председатель суда Ольга Малышева. Вознесенский против Курникова показания дал.

Следствие ставило вопрос об изменении территориальной подсудности для Вознесенского, защита ходатайствовала о том же и заявляла отвод всему составу Тейковского суда: «У Курникова сложились очень тесные личные дружественные отношения с председателем районного суда Малышевой. Он даже оказывал содействие ей в получении квартиры». Дело оставили в Тейковском суде. Атмосфера в нём строгая и печальная.

***

Пресс-служба УМВД по Ивановской области добавляет к сказанному, что преступление было выявлено сотрудниками оперативно-розыскной части собственной безопасности УМВД совместно с сотрудниками регионального УФСБ. По результатам проведённой служебной  проверки полицейский был уволен за проступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел.

 

07.11.2016 08:09, Владимир РАХМАНЬКОВ